Мысли, афоризмы, цитаты, высказывания из произведения  Л.Н.Толстого "Путь жизни"

Книги

«Как я счастлив… что писать дребедени многословной вроде „Войны“ я больше никогда не стану» - 1871 г. - из письма Толстого А.А.Фету.

 

«Люди любят меня за те пустяки „Война и мир“ и т.п., которые им кажутся очень важными» - 1908 г. - запись в дневнике Толстого.

 

Летом 1909 года один из посетителей Ясной Поляны выражал свой восторг и благодарность за создание «Войны и мира» и «Анны Карениной». Толстой ответил: «Это всё равно, что к Эдисону кто-нибудь пришёл и сказал бы: „Я очень уважаю вас за то, что вы хорошо танцуете мазурку“. Я приписываю значение совсем другим своим книгам (религиозным!)»

 

Толстой до сих пор является голосом совести. Живым упрёком для людей, уверенных, что они живут в соответствии с моральными принципами! - Александр Мень

ПРЕДИСЛОВИЕ    (к отдельным изданиям книжек "Путь жизни")

 

Мысли, собранные здесь, принадлежат самым разнообразным авторам, начиная с браминской, конфуцианской, буддийской письменности, и до евангелия, посланий и многих, многих как древних, так и новых мыслителей. Большинство этих мыслей, как при переводах, так и при переделке, подверглись такому изменению, что я нахожу неудобным подписывать их именами их авторов. Лучшие из этих неподписанных мыслей принадлежат не мне, а величайшим мудрецам мира.

Л. Толстой.

Души человеческие, отделенные телами друг от друга и от Бога, стремятся к соединению с тем, от чего они отделены, и достигают этого соединения с душами других людей любовью, с Богом - сознанием своей божественности. В этом все большем и большем соединении с душами других людей - любовью и с Богом - сознанием своей божественности заключается и смысл и благо человеческой жизни.

 I. О ВЕРЕ

 

Если человеку плохо жить, то это только оттого, что у такого человека нет веры. Это же бывает и с народами. Если плохо живется народу, то только оттого, что народ потерял веру.

 

Для того, чтобы людям выйти из той грязи греха, разврата и  бедственной жизни, в которой они живут теперь, нужно одно: нужна такая вера, в которой люди не жили бы, как теперь, каждый для себя, а жили бы все общей жизнью, признавали бы все один закон и одну  цель.    

 

Закон Божий открывается не одним каким-нибудь людям, а равно всякому человеку, если он хочет узнать его. Чудес же никогда не было и не бывает, и все рассказы о чудесах пустые выдумки. Неправда и то, что есть такие книги, в которых всякое слово истинно и внушено Богом. Все книги дело рук человеческих, и во всех  может  быть и полезное, и вредное, и истинное, и ложное.

 

Истинная вера дает благо только в настоящем, а не дает и не может дать никаких внешних благ в будущем.

 

Не заглушать свой разум нужно для того, чтобы познать истинную веру, а, напротив, очищать, напрягать его для того, чтобы проверять разумом то, чему учат учителя веры.

 II. ДУША

 

Когда мы говорим: "это было, это будет или может быть", то  мы  говорим про жизнь телесную. Но, кроме жизни телесной, которая была и будет, мы знаем в себе еще другую жизнь: жизнь духовную. А духовная жизнь не была, не будет, а сейчас есть. Эта-то жизнь и есть настоящая жизнь.

 

СОВЕСТЬ - ГОЛОС ДУШИ

В каждом человеке живут два человека: один слепой, телесный, а другой зрячий, духовный. Один - слепой человек - ест, пьет, работает, отдыхает, плодится и делает все это, как заведенные часы. Другой - зрячий,  духовный человек- сам ничего не делает, а только одобряет или не одобряет то, что делает слепой, животный человек.

Зрячую, духовную часть человека называют совестью. Она молчит, пока человек делает то, что должно. Но стоит человеку сойти с настоящего пути, и совесть показывает человеку, куда и насколько он сбился.

Совесть - это сознание того духовного существа, которое живет во всех людях. И только тогда, когда она такое сознание, она верный руководитель жизни людей. А то часто люди считают за совесть не сознание этого духовного существа, а то, что считается хорошим или дурным теми людьми, с которыми они живут.

 

Говорят, что не надо любить себя. Но без любви к себе не было бы жизни. Дело только в том, что любить в себе: свою душу или свое тело.

 

Делай то, чего хочет от тебя твое тело: добивайся славы, почестей, богатства, и жизнь твоя будет адом. Делай то, что хочет от тебя дух, живущий в тебе: добивайся смирения, милосердия, любви, и тебе не нужно будет никакого рая. Рай будет в душе твоей.

 

Как только почувствуешь страсть, похоть, страх, злобу, вспомни, кто ты: вспомни, что ты не тело, а душа, и тотчас же затихнет то, что взволновало тебя.

Бужеро. "Дорогая птичка"

 III. ОДНА ДУША ВО ВСЕХ

 

Все люди отделены  друг от друга своими телами, но все соединены тем одним духовным началом, которое дает жизнь всему.

 

Поговори с человеком, вглядись хорошенько в его глаза, и ты почувствуешь, что ты родня ему, что ты как будто прежде, давно знал его. Отчего это? Оттого, что то, чем ты живешь, одно и то же в тебе и в нем.

 

Человек не потому выше животных, что может мучить их, а потому, что он способен жалеть их.

 

Не убий относится не к человеку только, но и ко всему живому. Заповедь эта была записана в сердце человека прежде, чем она была записана на скрижалях.

 

"Но неужели не убивать мух, блох? Каждым движением нашим мы невольно губим жизни незаметных нам существ", - так говорят обыкновенно, думая этим оправдать людскую жестокость к животным. Те, кто говорят так, забывают то, что человеку ни в чем не дано достигнуть совершенства. Дело человека только приближаться к совершенству. То же и в деле сострадания к животным. Мы не можем жить, не причиняя смерти другим существам, но мы можем быть более или менее сострадательны. Чем сострадательнее мы будем ко всем  животным, тем лучше будет для души нашей.

 

Счастье свое человек находит только в служении ближним. А находит он счастье в служении ближним потому, что, служа ближним, он соединяется с  тем духом Божиим, который живет в них.

 

Как бы ни был дурен, несправедлив, глуп, неприятен человек, помни, что, переставая уважать его, ты этим обрываешь свою связь не с ним  одним, а со всем духовным миром.

 

IV. БОГ

 

Познать Бога можно только в себе.

Пока не найдешь Его в себе, не найдешь Его нигде.

 

Чем больше ты из себя выходишь, тем больше входит в тебя  Бог.   Ангелус Силезиус

 

Пока человек поет, кричит, при всех говорит: "О, Господи, Господи!", знай, что он не нашел Господа. Тот, кто нашел Его, молчит.                                                Рамакришна

 

В дурные минуты не чувствуешь Бога,  сомневаешься в Нем. И спасение всегда одно, и верное: перестать думать о Боге, а думать только об Его законе и исполнять его, любить всех, - и сейчас кончается сомнение, и  опять найдешь Бога.

 

Когда люди, живя дурной жизнью, говорят, что нет Бога, они правы: Бог есть только для тех, кто глядит в Его сторону и приближается к Нему. Для того же, кто отвернулся от Него и идет прочь от Него, нет и не может быть Бога.

 

V. ЛЮБОВЬ

 

Поленов. "Мечты" 1894

Жить по-Божьи значит быть подобным Богу. А чтобы быть подобным Богу, надо ничего не бояться и ничего не желать для себя.

А для того, чтобы ничего не бояться и ничего не желать для себя, надо только любить.

 

Если бы мы только твердо держались того, чтобы соединяться с людьми в том, в чем мы согласны с ними, и не требовать от них согласия с тем, с чем они несогласны, мы бы были гораздо ближе к Христу, чем те люди, которые, называя себя христианами, во имя Христа отделяют себя от людей других вер, требуя от них согласия с тем, что ими считается истиной.

 

Любите врагов ваших, и не будет у вас врагов. "Учение 12 апостолов"

Богданов-Бельский. "Воскресные чтения в сельской школе."  1895

 

Путь к единению человек узнает так же  легко, как мы узнаем проход, проложенный досками через трясину. Только сверни прочь с пути - и  завязнешь в трясине мирской суеты, раздора и злобы.

 

Бог хотел, чтобы мы были счастливы, и для того вложил в нас потребность счастья, но Он хотел, чтобы мы были счастливы все, а не отдельные  люди,  и для того вложил в нас потребность любви. Оттого и счастливы могут быть  люди только тогда, когда они все будут любить друг друга.

 

Надо научиться любить тех, кого  не  любишь.  Человек  учится  самым трудным искусствам, учится читать, писать, всякой науке,  ремеслу.  Если  бы только человек учился любви так же усердно, как он учится наукам и ремеслам, он скоро и легко научился бы  тому,  чтобы  любить  всех  людей,  даже  тех, которые неприятны нам.

 

"Мне тяжело или скучно. Мне одиноко". Да кто же тебе велел уйти от всех людей и запереть себя в тюрьму твоего одного скучного и ничтожного "я"?

 

Человек любит себя. Но если он любит в себе свое тело, то он ошибается, и от этой любви ему ничего не будет, кроме страданий. Любовь к  себе  только тогда хороша, когда человек любит в себе свою душу. Душа же одна и та же во всех людях. И потому, если человек любит свою душу, он будет любить  и  души других людей.

 

Тело хочет блага только себе, хотя бы во вред душе; душа же хочет блага себе, хотя бы во вред телу. Борьба эта кончается только тогда, когда человек поймет, что жизнь его не в теле, а в душе, и что тело - это только  то,  над чем должна работать его душа.

 

Смысл жизни в одном -  в  том,  чтобы все больше и больше освобождать душу  от  тела  и  соединять  ее  с  другими существами и началом всего - Богом.

Люди думают и говорят, что они не знают этого, только потому, что живут они не так, как учат их жить не только учения всех мудрецов мира, но и в них самих их разум и совесть.

 

Лошадь спасается от врага своим быстрым бегом. И она несчастна не тогда, когда не может петь петухом, а тогда, когда потеряла то, что ей  дано - свой быстрый бег.

У собаки самое дорогое - чутье; когда она потеряет его, она несчастна, но не тогда, когда она не может летать.

Точно так же и человек несчастен не тогда, когда он не может осилить медведя, или льва, "или злых людей, а тогда, когда он теряет то, что ему дано самого дорогого - свою духовную природу, свою способность любить.

 

Китайский мудрец Ми-Ти говорил: воспитывают людей так, что они дороже всего считают богатство, славу, и они заботятся только о том, чтобы добыть как можно больше славы, богатства, а надо воспитывать их так, чтобы они выше всего считали любовь и в жизни своей заботились бы о том, чтобы приучить себя к любви к людям, и они  все силы свои будут полагать на то, чтобы выучиться любить.

 

Ты хочешь добра? Ты и получишь то, чего хочешь, если только будешь хотеть того добра, которое добро для всех. А такое добро дается только любовью.

 

Все наши усовершенствования жизни: и железные дороги, и телеграфы, и всякие машины могут быть полезны  для  соединения  людей, а потому и для приближения Царства Божия. Для того, чтобы все эти машины принесли свою пользу, нужно, чтобы люди усовершенствовали свою душу, воспитали бы в себе любовь. А без любви телефоны, телеграфы, летательные машины не соединяют, а, напротив, все больше и больше разъединяют людей.

 

Marie Witte

Говорят: какой же расчет делать добро людям, когда они за добро платят злом? Но если ты любишь того, кому делаешь добро, то ты уже получил награду в любви к нему и еще большую награду получишь в душе своей, если с любовью к нему перенесешь то зло, которое он тебе делает.

 

Если доброе дело делается для чего-нибудь, то оно уже не  доброе  дело. По-настоящему любишь только тогда, когда не знаешь, зачем и для чего.   Любовь дает, но ничего не желает.

 

VI. ГРЕХИ, СОБЛАЗНЫ, СУЕВЕРИЯ

 

Грехом в пахоте называется то, когда пахарь не удержал  плуг, и он выскочил из борозды и не захватил того, что должно.

То же и в жизни. Грех это то, когда человек не удержал  тела, - оно сорвалось с пути и сделало не то, что должно.

 

Нельзя заботиться зараз и о душе своей и о мирских благах. Если хочешь мирских благ, - откажись от души; если хочешь уберечь свою душу, - отрекись от мирских благ. Иначе будешь только раздергиваться и не получишь  ни  того, ни другого.

 

Дело нашей жизни на этом свете двойное. Одно - возрастить в себе свою душу, и другое - устанавливать Царство Божие на земле. Делаем мы и то и другое одним и тем же: тем, что освобождаем в себе тот божественный свет, который заложен нам в душу.

 

Люди наказываются не за грехи, а наказываются самими грехами.  И это самое тяжелое и самое верное наказание.

 

Бывает, что человек обманщик, обидчик проживает жизнь и умирает в богатстве и почете, но это не значит, чтобы он ушел от наказаний за свои грехи. Наказания эти будут не где-то там, где никто не бывал и не будет, а наказания эти здесь. Здесь уже человек этот наказан тем, что с каждым новым грехом он все больше и больше отдаляется от истинного  блага - любви и становится все меньше и меньше радостным.

Все равно как пьяница, будет ли он или не будет наказан за свое пьянство от людей, он уже всегда наверное наказан, кроме головной боли и похмелья, уже  тем, что чем чаще он напивается, тем телу и душе его становится все хуже и хуже.

 

Когда человек сделал грех и понял, что он согрешил, ему две дороги: одна та, чтобы признать грех и думать о том, как бы не повторять его, другая та, чтобы, не веря своей совести, справиться о том, как люди смотрят на тот грех, который он сделал, и если люди не  осуждают, продолжать грешить, не сознавая своих грехов.

"Все так, отчего же мне не делать того же, что и люди".

Как только человек пошел по этой второй накатанной дорожке, он и не заметит, как укатится далеко от доброй жизни.

 

Соблазны и суеверия со всех сторон окружают человека. Идти в жизни среди этих опасностей  все  равно, как идти по болоту, постоянно погрязая и постоянно выбираясь.

Врубель. "Демон сидящий"  1890

"Соблазнам должно прийти в мир", - сказал Христос - Я думаю, что смысл этого  воззрения тот, что знания истины недостаточно для того, чтобы отвратить людей от; зла и привлечь к добру. Для того, чтобы  большинство людей узнало истину, им необходимо, благодаря грехам, соблазнам и суевериям, быть  доведенными до последней степени заблуждения и вытекающего из заблуждения страдания.

 

Чисто обутый человек осторожно обходит  грязь, но раз оступился, запачкал обувь, он уже меньше остерегается, а когда видит, что обувь вся испачкана, уже смело шлепает по грязи, пачкаясь все больше и больше.

Так и человек смолоду, пока он еще чист от  дурных и развратных дел, бережется и сторонится от всего дурного, но стоит раз-другой ошибиться, и он думает: берегись, не берегись, все то же будет, и пускается во все пороки.

Не делай так. Запачкался - вытирайся, и будь еще осторожнее; согрешишь кайся, и еще больше берегись греха.

 

Большая ошибка думать, что от греха можно освободиться верою или прощением от людей. От греха ничем нельзя освободиться. Можно только сознавать свой грех и стараться не повторять его.

 

Никогда не робей перед грехом, не говори себе: я не могу не грешить, я привык, я слаб. Пока жив, всегда можешь и бороться с грехом и побороть его, не нынче, так завтра, не завтра, так послезавтра, не послезавтра, так уже наверное перед смертью.

Если же вперед отказываешься от борьбы, то отказываешься от самого главного дела жизни.

 

Для того, чтобы приучить себя к борьбе с грехами, полезно время от времени переставать делать то, к чему привык, для того, чтобы знать, что ты властен над телом, а не тело над тобой.

 

Те люди, которые верят в то, что Бог сотворил мир, часто спрашивают: зачем же сотворил Бог людей так, что они должны грешить, не могут не грешить? Спрашивать об этом, все равно что спрашивать о том, зачем Бог сотворил матерей так, что для того, чтобы им иметь детей, им надо мучиться, рожать, выкармливать, воспитывать детей? Не проще ли было бы, если бы Бог сразу дал матерям готовых детей, без родов, без кормления, без трудов, забот и страхов? Никакая мать не спросит этого, потому что ребенок и дорог ей потому, что и в муках родов, и в кормлении, и в выращивании, и в заботах о детях била ее лучшая радость жизни.

Тоже и с человеческою жизнью: грехи, соблазны и суеверия, борьба с ними и победа над ними, - в этом и смысл, и радость человеческой жизни.

 

Грехи, соблазны и суеверия - это та земля, которая должна покрывать семена любви для того, чтобы они могли взойти.

 

Савицкий. "Инок" 1897

VII. ИЗЛИШЕСТВО

 

Единое, истинное благо человека в  любви. Лишается  же  человек  этого блага, когда он, вместо того чтобы увеличивать в себе любовь, увеличивает в себе потребности тела, потакая им.

 

Служить телу надо только тогда, когда оно требует этого. Употреблять же свой разум на  то, чтобы придумывать  удовольствия телу, - значит жить навыворот: не тело заставлять служить душе, а душу телу.

 

Чем меньше потребностей, тем счастливее жизнь, но далеко не  признанная всеми людьми старая истина.

 

Чем больше ты приучаешь себя к роскоши, тем больше подвергаешься рабству: потому что чем в большем ты будешь нуждаться, тем больше сократишь свою свободу. Совершенная свобода в том, чтобы вовсе ни в чем не нуждаться, а следующая за нею - нуждаться в немногом.                                                                                                                                                                           Иоанн Златоуст

 

Все, что точно нужно для тела, легко добывается. Трудно добывается только то, что не нужно.

 

Если ты здоров да поработал до усталости, то хлеб с водой тебе слаще покажется, чем богачу все его приправы, солома для постели мягче всяких пружинных кроватей и кафтан рабочий приятнее на теле всяких бархатных и меховых одежд.

 

Потакать телу, давать ему лишнее, сверх того, что ему нужно, - большая ошибка уже потому, что от роскошной жизни не прибавляется, а уменьшается удовольствие от еды, от отдыха, от сна, от одежды, от помещения.  Стал  есть лишнее, сладкое, не проголодавшись, расстраивается желудок, и нет охоты к еде и удовольствиям. Стал ездить там, где мог пешком пройти, привык к мягкой потели, к нежной, сладкой пище, к роскошному убранству в доме, привык заставлять делать других, что сам можешь сделать, - и нет радости отдыха после труда, тепла после холода, нет крепкого сна и  все больше ослабляешь себя и не прибавляешь, а убавляешь радости и спокойствия и свободы.

 

Уотерхаус Джон Уильям. "Диоген"

Если бы люди ели только тогда, когда они голодны, и питались простой, чистой и здоровой пищей, то они не знали бы болезней и им легче было бы бороться со страстями.

 

Мудрец говорил: благодарю Бога за то, что он сделал все нужное  легким, а все ненужное трудным. Это особенно верно в пище. Та пища, которая нужна человеку для того, чтобы он был здоров и способен работать, проста и дешева: хлеб, плоды, коренья, вода. Все это везде есть. Трудно только делать всякие хитрые кушанья, вроде мороженого летом и т.п.

Все эти хитрые кушанья мало того, что трудны, еще и вредны. Так что не тем здоровым людям, которые едят хлеб с водой и кашу, надо завидовать хворым богачам с их хитрыми кушаньями, а богачам завидовать беднякам и учиться их питанию.

 

Греческий мудрец Пифагор не ел мяса. Когда у Плутарха, греческого писателя, писавшего жизнь Пифагора, спрашивали, почему и зачем Пифагор не ел мяса, Плутарх отвечал, что его не то удивляет, что Пифагор не ел мяса, а удивляет то, что еще теперь люди,  которые могут сытно питаться зернами, овощами и плодами, ловят живые существа, режут их и едят.

 

Сострадание к животным так тесно связано с добротою характера, что можно с уверенностью утверждать, что кто жесток с животными, не может быть добрым человеком.                                                                                                                                                     Шопенгауэр

 

Отчего у разных людей есть разные привычки, а привычки курения и пьянства одни и те же у всех, и у богатых и у бедных?

А оттого, что большинство людей недовольно своей жизнью. А недовольны люди своею жизнью оттого, что все ищут удовольствий тела. А тело никогда не довольно, и от этого недовольства люди, как бедные, так и богатые, стараются забыться в курении или пьянстве.

Никто никогда не напивался и не накуривался для того, чтобы делать хорошее дело: работать, обдумать вопрос, ходить за больным, молиться Богу.    Большинство же злых дел делаются в пьяном виде.

 

Не расчет приучать себя к роскоши, потому что чем больше тебе для твоего тела нужно, тем больше надо трудиться телом же для того, чтобы  лучше накормить, одеть, поместить свое тело. Ошибка эта незаметна только для таких людей, которые тем или другим обманом сумели так устроиться, чтобы другие должны были не на себя, а на них работать, так то для таких людей, для богатых, это уже, кроме того, что не расчет, еще и дурное дело.

 

Если бы люди не придумывали себе роскошных жилищ, одежд, пищи, все нуждающиеся теперь могли бы жить без нужды, а богатые - без страха за себя и свои богатства.

 

Чем меньше потакать телу в еде, одежде, помещении, увеселении, тем свободнее жить.

И напротив, только пустись улучшать еду, одежду, помещение, увеселения - и не будет конца трудам и заботам.

 

Бедным лучше быть, чем богатым, потому что богатые больше завязают в грехах, чем бедные. Да и грехи богатых мудреные и запутанные, и трудно разобраться в них.

У бедняков грехи нехитрые, и легче от них освобождаться.

 

То, что бывает с желудком, когда объешься, бывает и с весельем. Чем больше стараются люди увеличить удовольствие еды, придумывая утонченные кушанья, тем больше ослабляется желудок и уменьшается удовольствие еды. Чем больше стараются люди увеличить удовольствия увеселений утонченными, хитрыми играми, тем больше ослабляется способность истинного веселья.

 

Дж Браун. "Взгляд на фруктовый лоток"

          VIII. ПОЛОВАЯ ПОХОТЬ НЕОБХОДИМО СТРЕМИТЬСЯ К ПОЛНОМУ ЦЕЛОМУДРИЮ

 

Если люди женятся, когда могут не жениться, то они делают то же, что делал бы человек, если бы падал, не споткнувшись. Если споткнулся и упал, то что же делать, а если не споткнулся, то зачем же нарочно падать? Если можешь без греха прожить целомудренно, то лучше не жениться.

Уотерхаус Джон Уильям.

"Цирцея, завлекающая Одиссея". 1891

 

Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене. Есть разность между замужнею и девицею: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святой и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу.                                                                                        1 Кор., VII, 32-34 6

 

Если люди, женившись, думают, что они своим браком служат Богу и людям тем, что продолжают род людской, то они сами себя обманывают. Таким людям, вместо того чтобы жениться для увеличения числа детских жизней, гораздо проще поддерживать и спасать те миллионы детских жизней, которые гибнут от нужды и заброшенности.

 

Называют одним и тем же словом любовь духовную - любовь к Богу и ближнему, и любовь плотскую мужчины к женщине или  женщины к мужчине. Это большая ошибка. Нет ничего общего  между этими двумя чувствами. Первое духовная любовь к Богу и ближнему - есть голос Бога, второе - половая любовь между мужчиной и женщиной - голос животного.

 

Закон Бога в том, чтобы любить Бога и ближнего, то есть всех людей без различия.

В половой же любви мужчина любит больше всех других одну женщину и женщина одного мужчину,  и потому половая любовь чаще всего отвлекает человека от исполнения закона Бога.

 

Главное средство борьбы с похотью - это сознание человеком своей духовности.

Стоит человеку вспомнить, кто он, для того, чтобы половая страсть представилась ему тем, что она и есть: унизительным животным свойством.

 

Борьба с половой похотью - самая трудная борьба, и нет положения и возраста, кроме первого детства и самой глубокой старости, когда человек был бы свободен от нее. И потому взрослому и не старому еще человеку, как мужчине, так и женщине, надо всегда быть настороже против врага, выжидающего только удобного случая нападения.

 

Брак - это обещание двух людей, мужчины и женщины, иметь детей только друг от друга. Тот из двух, кто не исполняет этого обещания, делает грех, от которого всегда ему же самому бывает хуже.

 

Сожительство, последствием которого может быть деторождение, есть истинный, действительный брак; всякие же обряды, заявления, условия не составляют брака и употребляются большей частью для того, чтобы признать из многих сожительств только одно браком.

 

Для того, чтобы брак был разумным и нравственным делом, нужно:

Во-первых, не думать, как теперь думают, что каждому человеку, мужчине и женщине, нужно непременно вступить в брак, а, напротив, думать, что каждому человеку - мужчине и женщине - лучше всего соблюсти чистоту для того, чтобы ничто не мешало отдать все свои силы на служение Богу.

Во-вторых, смотреть на вступление в половое общение кого бы то ни было и с кем бы то ни было, как на вступление в неразрывный брак.

В-третьих, не смотреть на брак, как теперь, как на разрешение удовлетворения плотской похоти, а как на грех, требующий своего искупления, состоящего в исполнении обязанностей семьи.                                                              См. Мф. XIX, 4-7

 

Брак, настоящий брак, состоящий в рождении и воспитании детей, есть посредственное служение Богу - служение Богу через детей.

"Если я не  сделал того, что мог и должен был сделать, так вот на смену мне  мои  дети, - они будут делать".

От этого-то люди, вступающие в брак, имеющий целью деторождение, всегда испытывают  чувство как будто некоторого успокоения, облегчения. Люди чувствуют, что они передают часть своих обязанностей своим будущим детям. Но чувство это законно только тогда, когда соединенные браком супруги стараются воспитать детей так, чтобы они не были помехой делу божьему, а работниками его. Сознание того, что если я сам не мог или сама не могла вполне  отдаться служению Богу, то я сделаю все возможное для того, чтобы  дети  мои  сделали это, - сознание это дает и браку и воспитанию духовный смысл.

Greg Harris

 

IX. ТУНЕЯДСТВО

 

Людям, которые живут роскошной жизнью, нельзя любить людей. Нельзя им любить, потому что все то, чем они пользуются, сделано поневоле, от нужды, часто с проклятиями, теми людьми, которых они заставляют служить себе. Для того, чтобы им можно было любить людей, им надо прежде перестать мучить их.

 

Человек живет и телесной и духовной жизнью. И есть закон телесной и закон духовной жизни. Закон телесной жизни - труд. Закон духовной жизни любовь. Если человек нарушил закон телесной жизни - закон труда, он неизбежно нарушит и духовный - закон любви.

 

Если много работаешь на других, не тяготись такой работой и не желай себе за нее похвалы, а знай, что труд твой, если ты, любя, делаешь его для других, полезнее всего для настоящего тебя, для души твоей.

Мясоедов. "Страдная пора" (Косцы), 1887

 

Хочешь всегда быть в добром духе - трудись до усталости, но не через силу. От праздности люди бывают и недовольны и сердиты. То же бывает и от работы через силу.

 

Одна из лучших и чистых радостей - это отдых после труда.  Кант

 

Жизнь людей нашего мира сложилась так, что наибольшее вознаграждение получается за самый вредный труд: за службу в полиции, в войске, в судах, в банках, за газетную, типографскую работу, за работу в военных складах, в кондитерских, табачных фабриках,  аптеках, банках, за торговые дела, за писательство, за музыку и т.п., и наименьшее за земледельческие работы. Если приписывать важность денежному вознаграждению, то это очень несправедливо. Если же обращать главное внимание на радость труда и на влияние его на телесное здоровье и естественную привлекательность его, то это совершенно справедливо.

 

     В последнее время много говорят о том, что одна из главных причин успеха людей в производстве вещей - это разделение  труда. Мы говорим: разделение труда; но такое выражение неправильно. В нашем обществе не труд разделен, но люди разделены на частицы  людей, разломлены на маленькие кусочки, на крошки: на фабрике один человек делает только  одну  маленькую частицу предмета, так что та малая часть рассудка, которая оставлена в человеке, недостаточна, чтобы делать целую булавку или целый гвоздь, и истощается на то, чтобы сделать кончик булавки или шляпку гвоздя. Правда, что хорошо и желательно делать много булавок в день, но если бы только мы могли видеть, каким песком мы отчищаем их, мы бы подумали о том, что это тоже и невыгодно. Невыгодно это потому, что отчищаем мы их  песком души человеческой.

     Можно заковывать, мучить людей, запрягать их, как скот, убивать их, как летних мух, и все-таки такие люди, в известном смысле, в самом лучшем смысле, могут оставаться свободными. Но давить в них бессмертные души, душить и превращать людей в двигателей машин, - вот в чем истинное рабство. Только это унижение и превращение человека в машину заставляет рабочих безумно, разрушительно и тщетно бороться за свободу, сущности которой они сами не понимают. Озлобление их против богатства и против господ вызвано не давлением голода, не уколами оскорбленной гордости (эти две причины производили свое действие всегда, но основы общества не были никогда так расшатаны, как теперь). Дело не в том, что люди дурно питаются, но в том, что они не испытывают удовольствия от той работы, посредством которой они добывают хлеб, и потому они смотрят на богатство как на  единственное средство удовольствия.                                                                                                                                              Джон Рескин

 

Ручной труд особенно важен тем, что он мешает шатанию ума: думанию о пустяках.

 

Люди ищут удовольствия, бросаясь из стороны в сторону только потому, что чувствуют пустоту своей жизни, но не чувствуют еще пустоты той новой потехи, которая их притягивает.         Паскаль

 

   Человек, как и всякое животное, так сотворен, что ему надо работать для того, чтобы не умереть от голода и холода. И работа  эта, как для всякого животного, так и для человека, не мучение, а радость, если никто не мешает этой работе.

   Но люди так устроили свою жизнь, что одни, сами ничего не работая, заставляют других за себя работать, и, скучая от этого, выдумывают всякие глупости и гадости, чтобы занять себя; другие же люди работают через силу и скучают работой, главное, оттого, что им приходится работать не на себя, а на других.

   Нехорошо и тем и другим. Первым, не работающим, худо оттого, что они от праздности губят свои души; вторым же худо то, что они через силу тратят тело. Но работающим все-таки лучше, чем неработающим.  Душа дороже тела.

 

Одно из самых удивительных заблуждений - заблуждение о том, что счастье человека в том, чтобы ничего не делать.

 

Похитонов. "Садовник" 1900

Надобно бы в муки ада включить вечную праздность, а  ее-то, напротив, поместили среди радостей рая.                              Монтескье

 

Были два брата: один служил у царя, а другой кормился трудом рук своих. Богатый брат сказал раз бедному:

- Зачем ты не поступаешь на служение к царю, - ты бы не знал тяжелого труда.

На это бедный сказал:

- А зачем ты не трудишься: ты бы не знал унижения, рабства.

Мудрецы говорили, что лучше спокойно есть хлеб своего труда, чем носить золотой пояс и быть слугою другого. Лучше месить руками известь и глину, чем складывать их на груди в знак покорности.                                                                                                     Саади

 

X. КОРЫСТОЛЮБИЕ

 

Честные люди не бывают богаты. Богатые люди не бывают честны.                                                                                                       Лао-Тсе

 

"Не будь грабителем бедного, потому что он беден", - говорит Соломон. А между  тем  "это  ограбление  бедного, потому что он беден", - самое обыкновенное дело: богатый всегда пользуется нуждой бедного для того, чтобы заставить его на себя работать или купить то, что он продает, по самой низкой цене.

Ограбление богатого на больших дорогах за то, что он богат, гораздо реже встречается, потому что грабить богатого опасно, бедного же  можно грабить, ничем не рискуя.

По Дж. Рескину

 

Люди жалуются на бедность и всякими средствами стараются добыть богатства, а между тем нужда и бедность придают людям твердость и силу, и, напротив, излишество и роскошь приводят людей к слабости и погибели.

Напрасно хотят бедные люди переменить полезную для тела и души бедность на вредное для тела и души богатство.

 

Хорошо, когда богатые видят грех своего богатства и не осуждают бедных за их зависть и недоброжелательство.

Но плохо, если они осуждают бедных за их недоброжелательство, а не видят своего греха.

И так же хорошо, когда бедные видят свой грех в зависти и недоброжелательности к богатым и не осуждают богатых, а жалеют их.

И плохо, когда они осуждают богатых и не видят своего греха.

 

Если ты получаешь доход, не зарабатывая его, то наверное кто-нибудь работает, не получая дохода.                                     Маймонид

 

Рембрандт ван Рейн. "Притча о богаче"

Только человек, уверенный в том, что он не такой же человек, как все, а лучше их, только такой человек может со спокойной совестью владеть богатством среди бедных. Только мыслью о том, что он лучше других людей, может такой человек оправдывать сам перед собою свое богатство среди бедных. И что удивительнее всего, это - то, что обладание богатствами, - то, что должно бы было стыдить человека, - служит ему главным  доказательством его превосходства над другими людьми. "Я пользуюсь богатством потому,что я лучше других. И я лучше других потому, что пользуюсь богатством", - говорит такой человек.

 

"Не припасайте себе припасов на земле. На земле и червь точит, и ржавчина ест, и воры крадут, а припасайте себе богатство небесное. Небесное богатство ни червь не точит, ни ржавчина не ест, ни воры не крадут. Где будет богатство ваше, там будет и сердце ваше".

Припасать богатство небесное значит увеличивать в себе любовь. А любовь не только не согласна с богатством, но прямо противна ему. Человек, живущий любовью, не может ни наживать богатства, ни удерживать, если оно есть у него.

 

Для счастья человека гораздо важнее то, что есть в нем, чем то, что есть у него.                                                                    По Шопенгауэру

 

Отчего человеку хочется быть богатым? Отчего ему нужны дорогие лошади, хорошие одежды, прекрасные комнаты, право на вход в публичные места, увеселения? Только от недостатка духовной жизни. Дайте этому человеку внутреннюю, духовную жизнь, и ему ничего этого не будет нужно.                                                                                                                                                                     Эмерсон

 

Кто имеет меньше, чем желает, тот должен знать, что он имеет больше, чем заслуживает.                                                           Лихтенберг

 

 

Двумя средствами можно избавиться от бедности: одно - увеличивать свое богатство, другое - приучать себя довольствоваться малым. Увеличивать богатство не всегда можно и почти всегда нечестно; уменьшать же свои прихоти всегда в нашей власти и всегда хорошо для души.

 

А для того, чтобы богатому любить не словом или языком, а делом и истиной, надо давать просящему, как сказал Христос. А если давать просящему, то как бы много имения ни было у человека, он скоро перестанет быть богат. А как только перестанет быть богат, так и случится с ним то самое, что Христос сказал богатому юноше, то есть не будет уже того, что мешало богатому юноше идти за Ним.

 

Милосердие только тогда истинное, когда то, что ты даешь, ты оторвал от себя. Только тогда получающий вещественный дар получает и духовный дар.  Если же это не жертва, а излишек, то это только раздражает получающего.

 

Богатые благотворители не видят того, что то, чем они благодетельствуют бедного, они вырвали из рук часто еще более бедных.

 

XI. ГНЕВ

 

Если чувствуешь боль в теле, то знаешь, что  что-нибудь  неладно:  либо делаешь то, чего не надо делать, либо не делаешь того, что надо  делать. 

То же и в духовной жизни. Если чувствуешь  тоску, раздражение, то знай,  что что-нибудь неладно: либо любишь то, чего не  надо  любить, либо не  любишь того, что надо любить.

 

Joseph Seymour Guy. "The Little Orange Girl"

Страшны не грабежи, не убийства, не казни. Что такое грабежи? Это переходы имущества от одних людей к другим. Это всегда было и будет, и в этом нет ничего страшного. Что такое казни, убийства? Это переходы людей  от жизни к смерти. Переходы эти всегда были, есть и будут, и в них тоже нет ничего страшного.

Страшны не грабежи и убийства, а страшны чувства тех людей, которые ненавидят друг друга, страшна ненависть людей.

 

Буддисты говорят, что всякий грех от глупости. Это справедливо обо всех грехах, особенно же о недоброжелательстве. Рыбак или птицелов сердится  на рыбу или птицу за то, что он не поймал ее, а я на человека за то, что он делает для себя то, что ему нужно, а не то, что я хотел бы от него. Разве это не одинаково глупо?

 

Была одна дурочка; она ослепла от болезни и никак не могла понять, что она слепа, и сердилась на то, что, куда она ни пойдет, все на дороге ей мешает, толкает ее. Она думала, что не она толкается о вещи, а вещи толкают ее.

То же бывает и с людьми, когда они слепнут  для  духовной жизни. Им кажется, что все, что с ними случается, делается им назло, и они сердятся на людей, а не понимают того, что им, как той дурочке, нехорошо не от других людей, а оттого, что они слепы для духовной жизни и живут для тела.

Рембрандт ван Рейн. "Архангел, покидающий семью Тобиаса"

 

Человек бранит, оскорбляет тебя - не поддавайся ему, не становись на тот путь, на который он хочет завести тебя, не делай того же, что он.                                 Марк Аврелий

 

Если ты рассердился на человека, то это значит, что ты жил не божеской, а телесной жизнью.

Если бы ты жил божеской жизнью, никто бы не мог обидеть тебя, потому что Бога нельзя обидеть, и Бог, тот Бог, который в тебе, не может сердиться.

 

Для того, чтобы хорошо жить с людьми, надо, когда сходишься с ними, помнить, что важно не то, что мне нужно, и не то, что нужно тому, с кем я сошелся, а то, что от нас обоих нужно тому Богу, который живет в нас обоих.

Только вспомни про это, когда поднимется недоброе чувство к человеку, и тотчас освободишься от него.

 

Не надо ни особенно презирать, ни особенно почитать никакого человека. Будешь презирать человека - не оценишь того добра, которое есть в нем. Будешь слишком почитать человека, будешь слишком много  требовать  от  него. Для того, чтобы не ошибиться, надо презирать, так же как и в себе,  телесное человека и уважать его как духовное существо, в котором живет дух Божий.

 

Хороший человек, чем он лучше, тем он мягче и добрее ко всем людям. Бывает это оттого, что хороший человек помнит, как часто он сам погрешал, и что если ему сердиться на  дурных, то ему прежде всего надо сердиться на самого себя.         Сенека

 

Разумному человеку нельзя сердиться на злых и безрассудных людей.

  - Да как же не сердиться, если они воры и мошенники? - говоришь ты.

   - А что такое вор и мошенник? Ведь это человек заблудший. А такого человека жалеть надо, а не сердиться на него. Если ты можешь, то убеди его в том, что для него самого нехорошо так жить, как он живет, и он  перестанет делать зло. А если он еще не понимает этого, то не удивительно, что он дурно живет.

   Но ты скажешь, что таких людей надо наказывать.

   Если у человека глаза заболели и он ослеп, то ведь ты не скажешь, что его надо за это наказывать. Так почему  же  ты  хочешь наказать такого человека, который лишен того, что дороже глаз, лишен самого большого блага умения жить разумно? Не сердиться нужно на таких людей, а только жалеть их.

   Пожалей же этих несчастных и старайся, чтобы их заблуждения не обозляли тебя. Вспомни, как часто ты сам заблуждался и согрешал, и сердись лучше на себя за то, что в душе твоей так много недоброты и злости.                                                              Эпиктет

 

Часто люди думают выказать себя тем, что подмечают недостатки людей. А они этим только выказывают свою слабость.

Чем человек умнее и добрее, тем больше он видит добра в людях, а чем глупее и злее, тем больше он видит недостатков в других.

 

Правда, что трудно быть добрым с человеком развратным, с лгуном, особенно если еще он оскорбляет нас, но с ним-то, с этим именно человеком, и нужно быть добрым и для него, и для себя.

 

Жалко человека, когда он раздет, холоден, голоден, но во сколько раз больше надо жалеть человека, если он обманщик, пьяница, вор, грабитель, убийца! Тот человек страдает телом, а этот тем, что дороже всего на  свете, душою.

Хорошо пожалеть бедного и помочь ему, но самое хорошее то, чтобы не осудить развратного, а пожалеть его и помочь ему.

 

Если хочешь упрекать человека за его несообразности, то не называй его поступки или слова глупостями, не говори и не думай, что то, что он сделал или сказал, не имеет никакого смысла. Наоборот, всегда предполагай, что он хотел сделать или сказать что-нибудь разумное, и старайся найти  это. Надо постараться найти те ложные представления, которые обманули человека, и показать их ему так, чтобы он сам своим разумом решил, что он ошибался. Ведь убедить человека можно только его же разумом. Точно так же и убедить человека в безнравственности его поступка можно только его же нравственным чувством.                                 По Канту

 

Если рассердился на человека за то, что он сделал то, что ты считаешь дурным, постарайся узнать, зачем человек сделал то, что считаешь дурным. А как только поймешь это, то сердиться на человека уже нельзя будет, так же нельзя будет, как нельзя сердиться на то, что камень падает книзу, а не кверху.

 

Для того, чтобы общение с людьми не было страданием для тебя и для них, не вступай в общение с людьми, если не чувствуешь любви к ним.

Нестеров. "Портрет академика Павлова"

Так же как нельзя обращаться с пчелами без осторожности. Свойство пчел таково, что если станешь обращаться с ними без осторожности, то им повредишь и себе. То же с людьми.

Не чувствуешь любви к людям, сиди смирно, занимайся собой, вещами,  чем хочешь, но только не людьми.

 

Есть такие люди, что любят быть сердитыми. Они всегда чем-нибудь заняты и всегда рады случаю оборвать, обругать того, кто к ним обратится за каким-нибудь делом. Такие люди бывают очень неприятны. Но надо помнить, что они очень несчастны, не зная радости доброго расположения духа, и потому надо не сердиться на них, а жалеть их.

 

Помилуй Бог притворяться, что любишь и жалеешь, когда не любишь и не жалеешь. Это хуже ненависти. Но избави Бог не уловить и не раздуть в себе искру жалости и божеской любви к врагу, когда Бог посылает тебе ее. Ведь драгоценнее этого ничего нет.

 

Если немного рассердился, то прежде, чем что-нибудь сделать или сказать, сочти десять.

Если очень рассердился, сочти сто.       

Если вспомнишь об этом, когда рассердился, то и не придется считать.

 

Самое лучшее на свете питье это то, когда у человека злое слово уже во рту, а он не выпустил, а проглотил его.                   Магомет

 

Нестеров. "Молчание"

Пойми хорошенько и помни, что всякий человек всегда поступает так, как ему кажется лучше для себя. Если ты будешь постоянно помнить это, то ты ни на кого не станешь сердиться, никого не будешь ни попрекать, ни бранить, потому что если человеку точно лучше делать то, что тебе неприятно, то он прав и не может поступать иначе. Если же он ошибается и делает то, что для него не лучше, а хуже, то ему же хуже, и можно о нем сожалеть, но нельзя на него сердиться.                                                        Эпиктет

 

Глубокая река не возмутится от того, что в нее бросить камень; так же и человек.

Если человек возмущается от оскорблений, то он не река, а лужа.

 

Есть такие люди, которые любят сердиться и сердятся и вредят людям  без всякой причины. Можно понять, зачем скупой человек обижает других: он хочет завладеть имуществом, чтобы самому обогатиться; он вредит людям  для своей пользы.

Злой же человек вредит другим без  всякой  для  себя  выгоды.

Какое безумство!                                                                     По Сократу

 

     Однажды зимой Франциск шел с братом Львом из Перузы к Порционкюлю; было так холодно, что они дрожали от стужи. Франциск позвал Льва, который шел впереди, и сказал ему: "О брат Лев, дай Бог, чтобы наши братья подавали по всей земле пример святой жизни: запиши, однако, что не в этом радость совершенная".

     Пройдя немного далее, Франциск опять позвал Льва и сказал: "И запиши еще, брат Лев, что если наши братья будут исцелять больных, изгонять бесов, будут делать слепых   зрячими или будут воскрешать четырехдневно умерших, - запиши, что и в этом не будет радости совершенной".

     И, пройдя еще далее, Франциск сказал Льву: "Запиши еще, брат  Лев, что если бы наши братья знали все языки, все науки и все писания, если бы они пророчествовали не только про будущее, но знали бы все тайны совести и души, - запиши, что и в этом нет радости совершенной".

     Пройдя еще далее, Франциск опять позвал Льва и сказал: "И еще запиши, брат Лев, овечка божия, что если бы мы научились говорить на языках ангельских, если бы узнали течение звезд и если бы нам открылись все клады земли и мы познали бы все тайны жизни птиц,рыб,всех животных, людей, деревьев, камней и вод, -запиши, что и это не было бы радостью совершенной".

   И, пройдя еще немного, Франциск опять позвал брата Льва и сказал ему: "Запиши еще, что если бы мы были такими проповедниками, что обратили бы всех язычников в веру Христа,  -  запиши, что и в этом не было бы радости совершенной".

     Тогда брат Лев сказал Франциску: "В чем же, брат Франциск, радость совершенная?"

     И Франциск отвечал: "А вот в чем. В том, что если когда мы приедем  в Порционкюль грязные, мокрые, окоченелые от холода и голодные и попросимся пустить нас, а привратник скажет нам: "Что вы, бродяги, шатаетесь по свету, соблазняете народ, крадете милостыню бедных людей, убирайтесь отсюда!" - и не отворит нам. И если мы тогда не обидимся  и  со  смирением и любовью подумаем, что привратник прав, и мокрые, холодные и голодные пробудем  в снегу и в воде до утра без ропота на привратника, - тогда, брат Лев, только тогда будет радость совершенная".

 

XII. ГОРДОСТЬ

 

Если вы сильнее, богаче, ученее других, то старайтесь служить людям тем, что у вас есть лишнего против других. Если вы сильнее, помогайте слабым; если умнее, помогайте неумным; если учены - неученым; если богаты бедным. Но не так думают гордые люди. Они думают, что если у них есть то, чего нет у других, то им надо не делиться этим с людьми, а только величаться перед ними.

 

Глупо, когда люди гордятся своим лицом, своим телом, еще глупее то, когда люди гордятся своими родителями, предками, своими приятелями, своим сословием, своим народом.  Большая часть зла на свете от этой глупой гордости. От нее и ссоры людей с людьми и семей с семьями и войны народов с народами.

 

Считать себя умнее, добрее, лучше других людей никто не может уже по одному тому, что  никто не может знать цены ни своего ума, ни своих добродетелей, а еще меньше может знать настоящую цену ума и добродетелей других людей.

 

Плохое колесо громче визжит, пустой колос выше стоит. Так же и плохой, пустой человек.

 

Глупость может быть и без гордости, но гордость не может быть без глупости.

 

Считать себя самого лучше всех - дурно и глупо. Это мы все знаем.

Считать свою семью лучше всех других - это еще хуже и глупее, но мы часто не только не знаем этого, но видим в этом особенное достоинство.

Считать свой народ лучше всех других -уже глупее всего, что только может быть. Но этого не только не считают дурным, но считают великой добродетелью.

 

Ничто так не разъединяет людей, как гордость, и личная, и семейная, и сословная, и народная.

 

Гордым людям мало считать каждому самого себя лучше всех людей, они даже и свой народ: немец немца, русский русского, поляк поляка, еврей еврея, считают лучше всех народов. И как ни вредна гордость отдельных людей, эта гордость народная еще во много раз вреднее. От нее гибли и гибнут миллионы и миллионы людей.

 

Человек считает себя лучше других людей только тогда, когда он живет телесной жизнью. Тело одно может быть сильнее, больше, лучше другого, но если человек живет духовной жизнью, то ему нельзя считать себя лучше других, потому что душа одна и та же у всех.

 

Называют людей: кого ваше превосходительство, ваше сиятельство, ваше величество, ваше благородие, милостивый государь, батюшка, сударь, а одно только название ко всем подходит и никому не обидно. Название это: брат, сестра.

Название это тем еще хорошо, что оно напоминает нам про Того Отца, по которому мы все братья и сестры.

 

Человек прав, если он верит тому, что нет на свете ни одного человека выше его; но он очень ошибается, если думает, что есть на свете хоть один человек ниже его.

 

Константин  Васильев "Маршал Жуков"

Если человек гордится внешними отличиями, то он показывает этим  только то, что он не понимает того своего внутреннего достоинства, в сравнении с которым все внешние отличия то же, что свечи при свете солнца.

Нельзя превозноситься одному человеку перед другими. Нельзя потому, что самое драгоценное в человеке это душа, а цену человеческой  души никто не знает, кроме Бога.

 

Сознание греха часто полезнее для человека, чем доброе  дело: сознание греха смиряет человека, доброе же дело часто раздувает его гордость.                                                                                                                                                                                           Бакстер

 

Только что порадовался на себя: какой, мол, я хороший, так и готов, в яме.

 

Гордый человек боится всякого осуждения. А боится он потому, что чувствует, что величие его не твердо, что оно держится только до тех пор, пока не сделана хоть маленькая дырка в том пузыре, которым он надут.

 

Грех гордости может быть уничтожен  только  признанием  единства  духа, живущего во всех людях. Понявши это, человек не может уже считать  ни  себя, ни своих близких, ни свой народ выше и лучше других людей.

 

Только тогда легко жить с человеком, когда не считаешь ни себя выше, лучше его, ни его выше и лучше себя.

 

XIII.  НЕРАВЕНСТВО

 

В неравенстве людей виноваты столько же те, которые величают себя перед другими, сколько и те, которые  признают себя низшими перед теми, кто величает себя.

 

Глупо, когда один человек считает себя лучше других людей; но еще глупее, когда целый народ считает себя лучше других народов. А каждый народ, большинство каждого народа, живет в этом ужасном, глупом и зловредном суеверии.

 

Ребенок встречает другого ребенка, какого бы он ни был сословия, веры и народности, одинаково доброжелательной, выражающей радость, улыбкой. Взрослый же человек, который должен бы быть разумнее ребенка, прежде чем сойтись с человеком, уже соображает, какого сословия, веры, народа тот человек, и, смотря по сословию, вере, народности, так или иначе обходится с ним. Недаром говорил Христос: будьте как дети.

Marie Witte

 

Когда человек одних людей любит больше, чем других,он любит любовью человеческой.

Для любви Божеской все люди равны.

 

То, чтобы считать всех людей равными себе, не значит того, чтобы ты был так же силен, ловок, умен, учен, добр, как другие, но значит то, что в тебе есть то, что важнее всего на свете и что есть одно и то же во всех людях дух Божий.

 

Не верь тому, что равенство невозможно или что оно может быть только  в далеком будущем. Учись у детей. Оно сейчас может быть для каждого человека, и для этого не нужно никаких законов. Ты сам в своей жизни можешь установить равенство со всеми людьми, с которыми сходишься. Только не оказывай особенного уважения тем, которые себя считают великими и высокими, а, главное, оказывай такое же, как ко всем, уважение тем, которых считают маленькими и низкими.

 

Нельзя соединить неравенство с любовью. Любовь только тогда любовь, когда она, как лучи солнца, падает одинаково на все, что подпадает под лучи ее. Когда же она может обращаться на одно, а исключать другое, то это показывает только то, что это уже не любовь, а нечто только похожее на нее.

 

Трудно любить одинаково всех людей, но оттого, что это трудно, нельзя говорить, что этого не надо добиваться. Все хорошее трудно.

 

XIV. НАСИЛИЕ

 

Одна из главных причин бедствий людей - это ложное представление о том, что одни люди могут насилием улучшать, устраивать жизнь других людей.

 

Люди видят, что в их жизни что-то нехорошо и что-то надо улучшить. Улучшать же человек может только то одно, что в его власти, - самого себя. Но для того, чтобы улучшать самого себя, надо прежде всего признать, что я нехорош, а этого не хочется. И вот все внимание обращается не на то, что всегда в твоей власти, - не на себя, а на те внешние условия, которые не в нашей власти и изменение которых так же мало может улучшить положение людей, как взбалтывание вина и переливание его в другой сосуд не может изменить его качества. И начинается, во-первых, праздная, а во-вторых, вредная, гордая (мы исправляем других людей) и злая (можно убивать людей, мешающих общему благу), развращающая деятельность.

 

Правители думают насилием заставить людей жить доброй жизнью. А они первые этим самым насилием показывают людям пример дурной жизни. Люди в грязи, и, вместо того чтобы самим выбраться из нее, учат людей, как им не загрязниться.

 

Устраивать жизнь других людей легко оттого, что, если и плохо устроишь ее, будет худо не тебе, а им.

 

Те люди, которые имеют власть, всегда уверены в том, что руководит людьми только насилие, и потому для поддержания существующего порядка смело употребляют насилие. Существующий же порядок держится не насилием, а общественным мнением; общественное же мнение нарушается насилием. И потому деятельность насилия ослабляет, нарушает то самое,   что оно хочет поддерживать.

 

До тех пор, пока люди будут неспособны устоять против соблазнов страха, одурения,  корысти, честолюбия, тщеславия, которые порабощают одних и развращают других, они всегда сложатся в общество насилующих, обманывающих и насилуемых и обманываемых.

Для того, чтобы этого не было, каждому человеку надо сделать нравственное усилие над самим собой.

Люди сознают это в глубине души, но им хочется как-нибудь помимо личного усилия достигнуть  того, что достигается только таким усилием.

 

И вот является учение об улучшении общественной жизни посредством изменения внешних порядков. По этому учению выходит то, что люди могут без усилия достигнуть плодов усилия, точно так же как по церковному учению молитвой о своем совершенствовании, верой в искупление грехов кровью Христа или в благодать, передаваемую таинствами, люди могут без личного усилия достигнуть праведной жизни.

Такое учение произвело и производит  ужасные бедствия и более всего другого задерживает истинное совершенствование человечества.

 

Крамской. "Христос в пустыне"

На вопрос о том, как разрешить постоянные между людьми споры о том, что добро и что зло, учение Христа отвечает тем, что так как человек не может несомненно определить зло, то он и не должен стараться злом насилия побеждать то, что он считает злом.

 

Заставлять силою людей переставать делать худое - все  равно что запрудить реку и радоваться, что река на  время  ниже плотины  мелеет. Как река, когда придет время, перельется через плотину и будет течь все так  же, так и люди, делающие худое, не перестанут его делать, а только выждут время.

 

Заставить людей силой делать то, что мне кажется хорошим, это самое лучшее средство внушить им отвращение к тому, что мне кажется хорошим.

 

Всякий по себе знает, как трудно изменить свою жизнь и стать таким, каким хотел бы быть. Когда же дело идет о других, то кажется, что стоит только приказать и припугнуть, и другие сделаются такими, какими мы хотим, чтобы они были.

 

Сила есть то орудие, посредством которого невежество заставляет своих последователей делать те дела, к которым они по природе не склонны;

 

Люди так привыкли к насилию, что думают, что они живут мирно только оттого, что есть суды, полиция, войска.

Это не только неправда, но, напротив, все  эти суды, полиция, войска больше всего другого мешают дружной и согласной жизни людей. Люди, возлагая свои надежды на все эти устройства, уж не заботятся о том, чтобы своими силами установить мирную жизнь между собою.

 

Люди признают насильническую власть и подчиняются ей, потому что боятся, что если не будет такой власти, то злые люди будут насиловать и обижать добрых. Пора людям понять, что этого нечего бояться; нечего бояться потому, что то, чего они боятся, то и есть, то  есть что теперь, при теперешних властях злые не переставая насилуют и обижают добрых, и обижают и насилуют так, что трудно думать, чтобы без этих властей и обиды были бы хуже.

 

То зло, от которого люди думают защититься насилием, несравненно меньше того, которое они делают себе, защищаясь насилием.

 

Не один Христос, но все мудрецы мира, и брамины, и буддисты, и таосисты, и мудрецы греческие, учили тому, что разумным людям надо не злом, а добром платить за зло. Но те люди, которые сами живут насилием, говорят, что этого нельзя, что от этого жизнь будет не лучше, а хуже. И они правы для себя, но не для насилуемых. В мирском отношении для них действительно будет хуже, но для всех будет лучше.

 

Следовать учению непротивления трудно, но легко ли следовать учению борьбы и возмездия?

Для получения ответа на этот вопрос раскройте историю любого народа и прочтите описание одного из тех ста тысяч сражений, которые вели люди в угоду закона борьбы. На этих войнах убито несколько миллиардов людей, так что в каждом из тех сражений загублено больше жизней, перенесено больше страданий, чем бы их накопилось веками по причине непротивления злу. Адин Балу

Крамской. "Молитва Моисея после перехода израильтян через Черное море,"1861

 

Чем меньше человек доволен собою и своею внутреннею жизнью, тем больше он проявляет себя во внешней, общественной жизни.

 

Люди очень часто живут дурно только оттого, что они заботятся о том, как устроить жизнь других людей, а не свою собственную. Им кажется, что своя жизнь только одна, и потому устройство ее не так важно, как важно устройство многих, всех жизней. Но они забывают при этом то, что в устройстве своей жизни они властны, а устраивать чужую жизнь они не могут.

 

Когда закон человеческий требует того, что противно закону Божескому, человек не может и не должен повиноваться.

 

Законы человеческие уже потому нельзя исполнять так же, как закон божеский, что закон божеский всегда один и тот же везде для  всех  людей. Законы же человеческие не только одни в одном месте, а совсем другие в другом, но даже в одном государстве нынче такие, а завтра совсем другие.

 

Суеверие насильнического устройства до такой степени укоренилось в нашем обществе, что постоянно слышишь от людей то, что они хотят служить людям, народу, хотят осчастливить его своим трудом, кто воспитывая, кто образовывая, просвещая, кто, что чаще  всего, управляя им. Все эти люди делают то, о чем никто не просит их. Всех этих людей, как для их блага, так и для блага народа, можно просить только об одном: чтобы они  заботились  о себе, о своей душе и оставили бы в покое тот народ, которому они хотят служить с таким усердием.

 

Люди - разумные существа и потому могут жить, руководясь разумом, и неизбежно должны заменить насилие свободным согласием. Всякое же насилие отдаляет это время.

 

Учить людей можно тем, чтобы открывать им истину и показывать пример добра, а никак не тем, чтобы заставлять их силою делать то, что нам хочется.

 

Делай свое дело жизни, совершенствуя и улучшая свою душу, и будь уверен, что только этим путем ты будешь самым плодотворным образом содействовать улучшению общей жизни.

 

Во всех случаях, где употребляется насилие, прилагай разумное убеждение, и ты редко потеряешь в мирском смысле и всегда будешь в большом выигрыше в духовном.

 

XV. НАКАЗАНИЕ

 

В животном существе зло вызывает зло, и животное, не имея никакой возможности удержаться от вызванного в нем зла, старается отплатить злом за зло, не видя того, что зло неизбежно увеличивает зло. Человек же, имея разум, не может не видеть того, что зло только увеличивает зло, и потому должен бы удерживаться от воздаяния злом за зло, но часто животная природа человека берет верх над разумной природой, и человек тот самый  разум, который должен бы был удержать его от воздаяния злом за зло, употребляет на оправдания совершаемого им зла, называя это зло возмездием, наказанием.

 

Люди говорят, что можно воздавать злом за зло для того, чтобы исправлять людей. Это неправда. Люди обманывают себя. Люди платят злом за зло не для того, чтобы  исправлять  людей, а для того, чтобы мстить. Исправлять зло нельзя тем, чтобы делать зло.

 

Наказывать - по-русски значит поучать. Поучать можно только добрым словом и добрым примером. Платить же злом за зло - это не поучает, а развращает.

 

Заблудшие люди придумали оправдания своему чувству мести или желанию оградить себя от опасности и это самое чувство приписали Богу, уверяя людей, что Бог наказывает людей за их дурные дела.

 

Люди придумывают хитроумные рассуждения о том, почему и для чего они наказывают. А на деле они почти всегда наказывают только потому, что считают наказания людей для себя выгодными.

 

В нашем обществе существует некоторый порядок не потому, что есть судьи, прокуроры, следователи, тюремщики, палачи, солдаты, судящие, наказывающие других людей, а потому, что, несмотря на развращение, производимое всеми этими правительственными людьми, люди все-таки жалеют и любят друг друга.

 

Наказание вредно не только потому, что оно озлобляет того, кого наказывают, но еще и потому, что оно развращает того, кто наказывает.

 

Наказывать человека за его дурные дела все равно что греть огонь. Всякий человек, сделавший дурное, уже наказан тем, что лишен спокойствия  и мучается совестью. Если же он не мучается совестью, то все те наказания, какие могут наложить на него люди, не исправят его, а только озлобят.

 

Действительное наказание за каждое дурное дело - это то, которое совершается в душе самого преступника и состоит в уменьшении его способности пользоваться благами жизни.

 

Медведя убивают тем, что над корытом меда вешают на веревке тяжелую колоду. Медведь отталкивает колоду, чтобы есть мед. Колода возвращается и ударяет его. Медведь сердится и сильнее толкает колоду - она сильнее бьет его. И это продолжается до тех пор, пока колода  не убивает медведя. Люди делают то же, когда злом платят за зло людям. Неужели люди не  могут быть разумнее медведя?

 

Если бы мы только не были приучены с детства к тому, что можно злом платить за зло, насилием заставлять человека делать то, чего мы хотим, то мы бы только удивлялись тому, как могут люди, как будто нарочно портя людей, приучать их к тому, что наказания и всякое насилие могут быть на пользу. Мы наказываем ребенка, чтобы отучить его от делания дурного, но самым наказанием мы внушаем ребенку то, что наказание может быть полезно  и справедливо.

А едва ли какая-нибудь из тех дурных наклонностей, за которые мы наказываем ребенка,  может быть так вредна для него, как та  дурная наклонность, которую мы внушаем ему нашим наказанием его. "Меня  наказывают, стало быть наказывать хорошо", - говорит себе ребенок и при первом случае применяет это к делу.

 

Что надо делать, когда человек злится на тебя и делает тебе зло? Делать можно многое, но одно наверное не надо делать: не надо делать зла, то есть того самого, что тебе сделал человек.

 

Одни говорят, что наказание нужно для устрашения, другие - что оно нужно для исправления, третьи говорят, что оно нужно для того, чтобы была справедливость, точно Бог без судей не сумеет установить справедливость в мире. Но все эти учения - пустые слова, потому что в корне их только дурные чувства: месть, страх, себялюбие, ненависть. Придумывают очень многое, но не решаются сделать одного нужного, а именно: ничего не делать, оставить того, кто согрешил, каяться или не  каяться, исправляться или не исправляться; самим же, тем людям, которые придумывают все эти учения, и тем, которые на деле прилагают их, - оставить других в покое, а только самим жить доброй жизнью.

 

Отвечай добром за зло - и ты уничтожишь в злом человеке все то удовольствие, какое он видит во зле.

 

Если тебе кажется, что кто-нибудь виноват перед тобой, - забудь это и прости. И ты узнаешь счастье прощать.

Ничто так не радует людей, как то, когда их прощают за их зло и платят добром за зло, и ничто так не радостно тому, кто это делает.

 

Наиболее почитаем у Бога тот, кто прощает обиду обидчику, особенно когда обидчик в его власти.                                                                                                Магомет

 

Если ты хочешь исправить ближнего в его ошибке, скажи ему кротко о том, что он худо сделал. Если он не послушает тебя, не вини его, а только самого себя за то, что ты не сумел сказать ему, как надобно.

 

Рембрандт ван Рейн. "Возвращение блудного сына"

Прощать - значит не то, что сказать: прощаю, а то, чтобы вынуть из сердца досаду, недоброе чувство против обидевшего. А для того, чтобы сделать это, надо помнить свои грехи, а будешь помнить, то наверное найдешь за собою худшие дела, чем те, за какие ты сердишься.

 

Люди хотят оставаться такими плохими, какие были, и хотят, чтобы вся жизнь в то же время была лучше.

 

Говорят: перестань наказанием угрожать злым, разрушится существующий порядок, - и все погибнет. Сказать это, все равно, что сказать:  растает река, - и все погибнет. Нет, подойдут корабли, начнется настоящая жизнь.

 

XVI. ТЩЕСЛАВИЕ

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ СОБЛАЗН ТЩЕСЛАВИЯ

В том, чтобы делать то, что делаешь, не для своего тела, не для своей души, а только для того, чтобы получить одобрение людей, - в этом одна из главных причин дурной жизни людей.

 

Нам мало нашей истинной внутренней жизни - мы хотим жить еще другой, воображаемою жизнью в мыслях людей, и мы заставляем себя казаться для этого не тем, что мы на самом деле. Мы не переставая стараемся украшать это воображаемое существо, а о настоящем, о том, что мы на самом деле, не заботимся.

Если мы покойны душой, если мы верим, любим, мы стараемся как можно скорее рассказать об этом, с тем чтобы эти добродетели были не  только наши добродетели, но и воображаемого существа в мыслях других людей.

 

     Один человек спросил у другого, для чего он делает  дело,  которого  не любит.

     - Потому что все так делают, - отвечал тот.

     - Ну, положим, что не все, потому что я этого не делаю, да и другие кое-кто тоже не делают.

     - Не все, так многие, большая часть людей.

     - А скажи, пожалуйста, каких людей больше: умных или глупых?

     - Конечно, глупых.

     - А коли так, так ты, значит, делаешь то, что делаешь, для того, чтобы подражать глупым.

 

Человек легко привыкает к самой плохой жизни, если только все вокруг него живут дурно.

 

Чем больше людей верят в одно и то же, тем осторожнее надо быть к такой вере и тем внимательнее обсудить ее.

 

Только привыкни делать то, что требуют "все" - и не успеешь оглянуться, как ты уже будешь делать дурные дела и будешь считать их хорошими.

 

В человеке есть свой суд - совесть.  Дорожить надо только ее оценкой.

 

Ищи лучшего человека среди тех, кого осуждает мир.

 

Если толпа ненавидит кого-нибудь, надо, прежде чем судить, хорошенько обсудить, почему это так.

Если толпа пристрастилась к кому-нибудь, надо также, прежде чем судить, хорошенько обдумать, почему это так.               Конфуций

 

Общество говорит человеку: "думай, как думаем мы; верь, как верим мы; ешь и пей, как мы едим и пьем; одевайся, как мы одеваемся".

Если же кто не поддается этим требованиям, общество замучает его своими насмешками, сплетнями, ругательствами. Трудно не покориться этому, а между тем, покорись, и тебе станет еще хуже, потому что покорись, и ты уже не свободный человек, а раб.                                                                                                                                                                                                                                по Люси Малори

 

Не только сами не хвалите себя, но не позволяйте и другим хвалить себя.

Похвала губит душу тем, что переносит заботу о душе на заботу о славе людской.

 

В первое время своей жизни, в детстве, человек живет больше для тела: есть, пить, играть, веселиться. Это первая ступень.

Чем больше подрастает человек, то все больше и больше начинает заботиться о суждении людей, среди которых живет, и ради этого суждения забывает о требованиях тела: об еде, питье, играх, увеселениях. Это вторая ступень.

Третья ступень, и последняя, это та, когда человек подчиняется больше всего требованиям души и для души пренебрегает и телесными удовольствиями и славой людской.

 

Трудно бывает одному отступить от принятых обычаев, а между тем при всяком шаге к тому, чтобы становиться лучше, приходится сталкиваться с принятым обычаем и подвергаться осуждению людей.

Человеку, полагающему свою жизнь в самосовершенствовании, надо быть готовым к этому.

Похитонов. "Художник на берегу моря"

 

И теперь и прежде высмеивают того, кто сидит в молчании, высмеивают и того, кто много говорит, и того, кто говорит мало, - нет никого на земле, кого бы не осуждали. Никогда не было, никогда не будет и нет никого, кого бы всегда и во всем осуждали, как нет и того, кого бы всегда и во всем хвалили.

И потому не стоит заботиться ни о похвалах, ни об осуждении людей.

 

Ты боишься, что тебя будут презирать за твою кротость, но люди справедливые не могут презирать тебя за это, а до других людей тебе дела нет, - не обращай внимания на их суждения.

Не станет же хороший столяр огорчаться тем, что человек, ничего не понимающий в столярном деле, не одобряет его работы.

 

Я должен поступать так, как я думаю, а не так, как думают люди.

Правило это одинаково необходимо как в повседневной, так и в умственной  жизни. Правило это трудно, потому что всегда встретишь таких людей, которые думают, что они знают твои обязанности лучше, чем ты сам. В мире легко жить согласно мирскому мнению, а в одиночестве легко следовать своему собственному; но счастлив тот человек, который среди толпы живет так, как он в своем уединении решил, что надо жить человеку.                                                                                                                                       Эмерсон

 

Трудно различить, служишь ли ты людям для души, для Бога или для похвалы от них.

Поверка одна: если делаешь дело, которое считаешь добрым, спроси себя, будешь ли делать то же, если знаешь вперед, что никто  никогда не узнает о том, что ты делаешь.

Если ответишь себе, что все-таки будешь делать, тогда наверное можешь знать: то, что делаешь, - делаешь для души, для Бога.

 

Живи один, сказал мудрец.

Это значит то, что решай вопрос своей жизни сам с собой, с тем Богом, который живет в тебе, а не по советам или суждениям других людей.

 

Если хочешь быть спокоен, угождай Богу, а не людям.

Разные люди хотят разного: нынче хотят одного, завтра другого. Никогда не угодишь людям.

Живущий же в тебе Бог всегда хочет одного, и ты знаешь, чего Он хочет.

 

Надо приучать себя жить так, чтобы не думать о людском мнении, чтобы не желать даже любви людской, а жить только для исполнения закона своей жизни, воли Бога. При такой одинокой, с одним Богом жизни, правда, нет уж побуждений к добрым поступкам ради славы людской, но зато устанавливается в душе такая свобода, такое спокойствие, такое постоянство и такое твердое сознание верности пути, которых никогда не узнает тот, кто живет для славы людской.

И приучить себя к этому может каждый человек.

 

XVII. СУЕВЕРИЕ ГОСУДАРСТВА

 

Лжеучение государства состоит в признании себя соединенным с одними людьми одного народа, одного государства и отделенным от остальных людей других народов, других государств. Люди мучают, убивают, грабят друг друга и самих себя из-за этого ужасного лжеучения. Освобождается же от него  человек только тогда, когда признает в себе духовное начало жизни, одно и то же во всех людях. Признавая это начало, человек уже не может  верить в те человеческие учреждения, которые разъединяют то, что соединено Богом.

 

Нельзя сделать людей счастливыми, не сделав их нравственными.       Кант

 

Если не будет государственной власти, говорят начальствующие, то более злые будут властвовать над менее злыми. Но дело в том, что то, чем пугают, уже совершилось: теперь уже властвуют более злые над менее злыми, и именно потому, что существует государственная власть. О том же, что произойдет от того, что не будет государственной власти, мы судить не  можем. По всем вероятиям должно заключить, что если люди, делающие насилие, перестанут его делать, то жизнь всех людей станет от этого никак не хуже, но лучше.

 

Нравственный, добродетельный государственный человек есть такое же внутреннее противоречие, как целомудренная проститутка, или воздержный пьяница, или кроткий разбойник.

 

Разбойники обирают преимущественно богатых, правительства же обирают преимущественно бедных, богатым же, помогающим им в их преступлениях, покровительствуют. Разбойники, делая свое дело, рискуют своею жиз-нью, правительства почти ничем не рискуют. Разбойники никого насильно не забирают в свою шайку, - правительства набирают своих солдат большей частью насильно. Разбойники делят добычу большей частью поровну, - правительства же распределяют добычу неравномерно: чем больше кто участвует в организованном обмане, тем более он получает вознаграждения. Разбойники не развращают умышленно людей, - правительства же для достижения своих целей развращают целые поколения детей и  взрослых ложными религиозными и патриотическими учениями.

 

Сильные мира кажутся великими только людям, которые стоят перед ними на коленях. Только встань люди с колен на ноги, и они увидят, что казавшиеся им такими великими люди - такие же, как и они.

 

Рафаэль Санти.  "Афинская школа. Платон и Аристотель"

Главное зло государственного устройства не в уничтожении жизней, а в уничтожении любви и возбуждении разъединения между людьми.

 

Каждое правительство поддерживается вооруженными людьми, готовыми осуществить силою его волю, сословием людей, воспитывающихся для того, чтобы убивать всех тех, кого велит убивать начальство. Люди эти - полиция и, главным образом, армия. Армия есть не что иное, как собрание дисциплинированных убийц. Обучение ее есть обучение убийству, ее победы - убийства. Войско всегда стояло и теперь стоит в основе власти.

Но когда думают, что правительства содержат армию только для обороны от внешних нападений, то забывают, что войска нужны правительствам прежде всего для самозащиты от своих подавленных и приведенных в рабство подданных.

 

Может ли быть что-нибудь нелепее того, что человек имеет право убить меня, потому что он живет на той стороне реки, и что его государь в ссоре с моим, хотя я и не думал ссориться с ним?                                                                                                                    Паскаль

 

Та перемена, которая предстоит теперь человечеству, это переход от животного состояния к человеческому.

Переход этот возможен только при исчезновении государства.                                                                                                                Бакунин

 

Государство создает преступников быстрее, чем их наказывает. Наши тюрьмы набиты преступниками, которых развратило государство своими несправедливыми законами, монополиями и всеми своими учреждениями. Мы сначала издаем множество законов, порождающих преступления, а потом издаем еще больше законов для того,чтобы наказать за эти преступления.        Тукер

 

Все люди одинаково разумные существа, и управлять ими может только то, что выше их.

Выше же их только одно: тот дух, который живет во всех их, то, что мы называем совестью. И потому людям нужно повиноваться только своей совести, а не людям, которые назовут себя царями, палатами, конгрессами, сенатами, судами.

 

Говорят, что государственное устройство справедливо, потому что оно установлено большинством голосов.

Но это, во-первых, неверно, - государственное устройство установлено не большинством голосов, а силой.

А если бы даже оно и было поддерживаемо большинством голосов, то и это не делало бы его справедливым.

Не только один человек не имеет права распоряжаться многими, но и многие не имеют права распоряжаться одним.

 

XVIII. ЛОЖНАЯ ВЕРА

 

Ложные веры это - такие веры, которые люди принимают не потому, что они нужны им для души, а только потому, что верят тем, кто их проповедует.

 

Истинная вера не нуждается в церкви.

 

Могут быть три рода ложной веры.

Первая ложная вера - это вера в возможность познания через опыт того, что по законам опыта не может быть допущено (вера в чудеса).

Вторая ложная вера состоит в допущении для нашего нравственного совершенствования того,  о чем мы нашим разумом не можем составить никакого понятия (вера в таинства).

Третья  ложная вера - это признание возможности призвать сверхъестественным путем такое таинственное действие, посредством которого божество будет влиять на нашу нравственность (вера в благодать).                                                                                             Кант

 

Говорят: Бог создал человека по образу Своему; надо бы скорее сказать, что человек по своему образу создал Бога.     Лихтенберг

 

Религия, которой нечего дать, дает векселя на жизнь после смерти.

 

Нестеров. "Видение отроку Варфоломею"

Просить Бога о вещественном: о дожде, о выздоровлении, об избавлении от врагов и т.п. нельзя уже потому, что в то же самое время другие люди могут просить о противоположном, главное же, нельзя потому, что в вещественном мире нам дано все, что нам нужно.

Молитва может быть о том, чтобы Бог помог нам жить духовной жизнью, такой жизнью, при которой все, что случается с нами, все было бы нам на благо. Просительная же молитва о вещественном есть только самообольщение.

 

Истинная молитва только в том, чтобы, отрешившись от всего мирского, от всего, что может развлекать наши чувства (магометане прекрасно делают, когда, входя в мечеть или начиная молиться, закрывают пальцами глаза и уши), вызвать в себе Божеское начало.

Самое лучшее для этого то, чему учит Христос: войти одному в клеть и затвориться, то есть молиться в полном уединении, будет ли оно в клети, в лесу или в поле.

Истинная молитва - в том, чтобы, отрешившись от всего мирского, внешнего, проверить свою душу, свои поступки, свои желания по требованиям не внешних условий мира, а того божественного начала, которое мы сознаем в душе своей.

И такая молитва бывает не праздное умиление и возбуждение, которое производят молитвы общественные с их пением, картинами, освещениями и проповедями, а такая молитва - помощь, укрепление, возвышение души, исповедь, поверка прежних и указание направления будущих поступков.

 

Когда мы по душе хотим переговорить с человеком о важном деле, мы стараемся сойтись с ним один на один, чтобы ничто не развлекало нас, не мешало нам.

Как же общаться с Богом, молиться при народе? Трудно при народе избавиться от заботы о том, что обо мне подумают, от пустословия, от рассеяния. Особенно, когда собираются по праздникам.

 

Человеку, не думавшему о вере, кажется, что есть только одна истинная вера - та, в какой он родился.

Но только спроси себя, что бы было,  если  бы ты родился в  другой  вере, христианин - в  магометанской, буддист - в христианской, христианин - в браминской? Неужели только мы, в своей вере, в истине, а все остальные во лжи? Вера не станет  истиной от того, что ты будешь уверять себя и других, что она одна истинная.

 

"Не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос, все же вы - братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник - Христос" (Матф. XXIII, 8 -10).

Так учил Христос. А учил Он так потому, что знал, что как в Его время были люди, учившие людей ложному закону бога, так и впредь будут такие люди. Он знал это и учил тому, что не надо слушать людей, называющих себя наставниками, потому что учения их затемняют то простое и ясное учение, которое открыто всем людям и заложено в сердце каждого человека. Учение это в том, чтобы любить Бога, как высшее добро и истину, и ближнего, как самого себя, и делать другим, что хочешь, чтобы тебе делали.

 

"Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнила, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с  братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой" (Матф. V, 23 - 24).

Вот в чем истинная вера: не в обряде, не в жертве, а в единении с людьми.

 

Никогда не узнаешь Бога, если будешь верить всему тому, что будут тебе говорить про Бога.

 

XIX.  ЛОЖНАЯ НАУКА

 

Наука в наше время  занимает совершенно то место, которое занимала церковь 200 - 300 лет тому назад.

Те же признанные жрецы - профессора, те же соборы, синоды в науке, академии, университеты, съезды.

 

Законная цель наук есть познание истин, служащих к благу людей.

Ложная цель есть оправдание обманов, вносящих зло в  жизнь человеческую.

 

Нет людей с более запутанными понятиями о религии, о нравственности, о жизни, чем люди науки; и еще более поразительно то, что наука нашего времени, совершая действительно большие успехи в своей области исследования условий материального мира, в жизни людей оказывается часто не только ни на что не нужной, но еще и производящею самые вредные последствия.

 

Развитие науки не содействует очищению нравов. У всех народов, жизнь которых мы знаем, развитие наук содействовало развращению нравов.                                                                                                                                                                                                 Руссо

 

Единственное объяснение той безумной жизни, противной сознанию лучших людей всех времен, которую ведут люди нашего времени, в том, что молодые поколения обучаются бесчисленным самым трудным предметам: о состоянии небесных тел, о состоянии земли за миллионы лет, о происхождении организмов и т. п., не обучаются они только тому одному, что всем и всегда нужно: тому, какой смысл человеческой жизни, как надо прожить ее, что  думали об этом вопросе и как решили его мудрейшие люди всех веков.

 

Персидский мудрец говорит: "Когда я был молод, я сказал себе: хочу познать всю науку. И я узнал почти все, что знали люди, но когда я стал стар и взглянул на все то, что я узнал, то я увидел, что жизнь моя прошла и я ничего не знаю".

 

Единственное объяснение той безумной жизни, противной сознанию лучших людей всех времен, которую ведут люди нашего времени, в том, что молодые поколения обучаются бесчисленным самым трудным предметам: о состоянии небесных тел, о состоянии земли за миллионы лет, о происхождении организмов и т. п., не обучаются они только тому одному, что всем и всегда нужно: тому, какой смысл человеческой жизни, как надо прожить ее, что  думали об этом вопросе и как решили его мудрейшие люди всех веков.

 

Персидский мудрец говорит: "Когда я был молод, я сказал себе: хочу познать всю науку. И я узнал почти все, что знали люди, но когда я стал стар и взглянул на все то, что я узнал, то я увидел, что жизнь моя прошла и я ничего не знаю".

 

     Важно не количество знаний, а качество их. Можно знать очень многое, не зная самого нужного.

     Хотя для Бога насекомое и человек - равноценны, однако для нашего разума это не так. Как много должен человек привести в порядок, прежде чем он дойдет до птиц и мотыльков!

Изучи свою душу, приучи свой ум к осторожности в суждениях и сердце к миролюбию. Научись познавать человека и вооружись мужеством говорить правду на благо твоих ближних. Навостри ум свой математикой, если не найдешь для этого никакого иного средства; остерегайся только классификации букашек, поверхностное знание которой совершенно бесполезно, точное же уводит в бесконечность.                                Лихтенберг

 

Рафаэль Санти.  "Афинская школа. Пифагор"

Вермер. "Астроном"  1668

Наука - это пища для ума. И эта пища для ума может быть так же вредна, как и пища телесная, если она не чиста, подслащена и если принимаешь ее не в меру. Так что и умственной пищи можно переесть и заболеть от нее. Для того, чтобы этого не было, надо так же, как в телесной пище, принимать ее только тогда, когда голоден, когда чувствуешь необходимость узнать, - только тогда, когда знание нужно для души.

 

Самое обычное явление нашего времени - видеть то, что люди, считающие себя учеными, образованными и просвещенными, зная бесчисленное количество ненужных вещей, коснеют в самом грубом невежестве, не только не зная смысла своей жизни, но гордясь этим незнанием. И наоборот, не менее обычное явление встречать среди малограмотных и безграмотных людей, ничего не знающих о химической таблице, паралаксах и свойствах радия, людей истинно просвещенных, знающих смысл своей жизни и не гордящихся этим.

 

Умные не бывают учены, ученые не бывают умны.                                     Лао-Тсе

 

Совы видят в темноте, но слепнут при солнечном свете. То же бывает и с людьми учеными. Они знают много ненужных научных пустяков, но ничего не знают и не могут знать о самом нужном для жизни: о том, как надо человеку жить на свете.

 

Дело жизни всякого человека: становиться лучше и лучше. И потому хороши только те науки, которые помогают этому.

 

С тех пор как живут на свете люди, всегда у всех народов были мудрецы, учившие людей тому, что нужнее всего знать человеку: тому, в чем назначение и потому истинное благо каждого человека и всех людей. Только тот, кто знает эту науку, может судить о важности всех других.

Предметов наук бесчисленное количество, и без знания того, в чем состоит назначение и благо всех людей, нет возможности выбора в этом бесконечном количестве предметов, и потому без этого знания все остальные знания становятся, как они и сделались у нас, праздной и вредной забавой.

 

О ЧТЕНИИ КНИГ

Читайте прежде всего лучшие книги, а то вы и совсем не успеете прочесть их.                Торо

 

В писательстве повторяется то же,что в жизни. Большинство людей неумно и заблуждается. От этого разводится так много плохих книг, так много писательского сора среди хорошего зерна. Такие книги только отнимают у людей время, деньги и внимание.

Плохих книг никогда не прочтем мы слишком мало, а хороших никогда не удастся прочесть слишком много. Плохие книги - нравственный яд, только одуряющий людей. По Шопенгауэру

 

Наука не в школах. В школах - чопорное тупоумие невежд.

Наука в книгах и в личном самостоятельном труде над  приобретением знаний из книг и из жизни, а не из школы, где никогда со времени изобретения книгопечатания  не оставалось из науки ничего, кроме плесени.

Характер школьного преподавания - сухое, тупоумное педантство. Это почти неизбежно так по самой сущности дела. Кому не надоест 10-20 лет толковать год за год все одно и то же? Учитель, профессор почти всегда занимается своим делом с отвращением и, для облегчения своей тоски, заменяет науку простой формалистикой. А вдобавок обыкновенно и  глупеет от глупой скучности своего ремесла.                                      Н.Г. Чернышевский

 

Рембрандт ван Рейн. "Читающая старушка"

XX. УСИЛИЕ

 

Грехи, соблазны и суеверия задерживают, скрывают от человека его душу. Чтобы раскрыть для самого себя свою душу, человеку нужно делать усилия сознания; и потому в этих усилиях сознания главное дело жизни человека.

 

Сила не в том, что человек может связать узлом железную кочергу,и не в том,что он может обладать биллионами и триллионами рублей, и не в том, что может своими солдатами завоевать целый народ, а сила, во много раз большая всех этих сил, в том, что человек может от всей души простить обидчику, что может воздержаться от желания, если знает, что желание это грешное, может во всякую минуту вспомнить про то, что в нем живет дух Божий.

 

Микеланжело. "Скованный раб"

Настоящее дело всегда только то, над которым надо потрудиться, чтобы сделать его.

 

Нам кажется,что настоящая работа только над чем-нибудь видимым: строить дом,пахать поле,кормить скот, а работа над своей душой, над чем-то невидимым - дело неважное, такое, какое можно делать, а можно и не делать, а между тем всякая другая работа, - кроме работы над своей душой, над тем, чтобы делаться с каждым днем духовнее и любовнее, - всякая другая работа пустяки. Только одна эта работа настоящая, и все остальные работы полезны только тогда, когда делается эта главная работа жизни.

 

Бери пример с шелковичного червя: он работает до тех пор, пока не в силах летать.

А ты прилип к земле. Работай над своей  душой, и у тебя вырастут крылья.  По Ангелусу Силезиусу

 

Растет всякое существо не вдруг, а понемногу. Нельзя вдруг выучить целую науку.

Так же нельзя вдруг и победить грех. Для того, чтобы становиться лучше, есть только одно средство: мудрое рассуждение и постоянное, терпеливое усилие.                                     Чаннинг

 

Когда человек делает доброе только потому, что он привык делать доброе, это еще не добрая жизнь.

Добрая жизнь начинается тогда, когда человек делает усилие для того, чтобы быть добрым.

 

Ты говоришь: не стоит делать усилий: сколько ни делай, никогда не достигнешь совершенства. Да ведь дело твое не в том, чтобы  достигнуть совершенства, а только в том, чтобы все больше и больше приближаться к нему.

 

Добродетель человека измеряется не необыкновенными подвигами, а его ежедневным усилием.       Паскаль

 

Как ошибочно просить Бога или даже людей, чтобы они вывели меня из моего плохого положения!

Человеку не нужно ничьей помощи, не нужно и выходить из того положения, в котором он находится, а нужно одно: самому делать усилия сознания для того, чтобы освобождаться от грехов, соблазнов и суеверий. Только в той мере, в которой освободится  человек от грехов, соблазнов и суеверий, изменится и улучшится его положение.

 

Сказать, что я не могу воздержаться от дурного дела, все равно что сказать, что я нечеловек, а животное. Люди часто говорят это, но сколько бы они ни говорили это, они в душе своей знают, что, пока они живы, они могут перестать делать дурное и начать делать доброе.

 

Если ты видишь, что устройство общества дурно, и ты хочешь исправить его, то знай, что для этого есть только одно средство: то, чтобы все люди стали лучше.

А для того, чтобы все люди стали лучше, в твоей  власти только одно: самому сделаться лучше.

 

От нас и дурная жизнь, от нас и то, чтобы она стала хорошей.

 

Не жди не только скорого, но никакого видимого тебе успеха от твоих усилий к добру.

Ты не увидишь плодов своих усилий, потому что, насколько ты подвинулся, настолько подвинулось перед тобой и совершенство, к которому ты стремишься.

Усилие сознания - не есть средство достижения блага, но само усилие сознания дает благо.

 

Царство Божие силою берется.

Это значит то, что для того, чтобы избавиться от зла и быть добрым, нужно усилие. Усилие нужно для того, чтобы удержаться от зла. Удержись от зла, и будешь делать добро, потому что душа человеческая любит добро и делает его, если только свободна от зла.

 

Микеланжело. "Победа"

XXI. ЖИЗНЬ В НАСТОЯЩЕМ

 

Людям кажется, что жизнь их проходит во времени - в прошедшем и будущем. Но это только кажется: истинная жизнь человеческая не проходит во времени, а всегда есть в той  безвременной точке, в которой прошедшее сходится с будущим и которую мы неправильно называем настоящим временем. В этой безвременной точке настоящего, и только в этой точке, человек свободен, и потому в настоящем, и только в настоящем, истинная жизнь человека.

 

Прошлого уже нет, будущее еще не пришло. Что же есть? Только та точка, где сходятся будущее с прошедшим. Казалось бы, точка - это ничто, а между тем только в этой точке вся жизнь наша.

 

Если жизнь вне времени, то для чего же она проявляется во времени и пространстве? А для того, что только во времени и пространстве может быть движение, то есть стремление к расширению, просветлению, к совершенству. Если бы не было пространства и времени, не было  бы движения, не было бы жизни.

 

Время только для телесной жизни. Духовное же существо человека всегда вне времени. А вне времени оно потому, что деятельность духовного существа человека только в усилии сознания. А усилие сознания всегда вне времени, потому что оно всегда только в настоящем, а настоящее не во времени.

 

Способность помнить прошедшее и представлять себе будущее дана нам только для того, чтобы, руководясь соображениями о том или другом, вернее решать поступки настоящего, а никак не для того, чтобы жалеть о прошедшем или готовить будущее.

 

Мы только оттого мучаемся прошедшим и портим себе будущее, что мало заняты настоящим. Прошедшее было, будущего нет, есть только одно настоящее.

Ярошенко. "Всюду жизнь"

Важна не длина жизни, но глубина ее. Дело не в продолжении жизни, но в том, чтобы жить не во времени. А живем мы не во времени только тогда, когда мы живем усилием добра. Когда мы живем так, мы не задаем себе вопроса о времени.                                                             По Эмерсону

 

Мгновение только мгновение, - человеку кажется так неважно мгновение, что он пропускает его, а только в этом вся его жизнь, только в  мгновении настоящего может он сделать то усилие, которым берется царство божие и внутри и вне нас.

 

Побороть дурные привычки можно только сегодня, а не завтра.                                           Конфуций

 

Все неважно, кроме того, что мы делаем в настоящую минуту.

 

Хорошо не думать о завтрашнем дне; но для того, чтобы не думать о нем, есть только одно средство: думать не переставая о том, так ли я исполняю дело настоящего дня, часа, минуты.

 

Как только ушел в прошедшее и будущее, так ушел от настоящей жизни, и от этого тотчас же сиротливо, несвободно, одиноко.

 

Главное дело в жизни - любовь. А любить нельзя ни в прошедшем, ни в будущем. Любить можно только в настоящем, сейчас, сию минуту.

 

Если человек решает, что ему лучше воздержаться от требований настоящей самой малой любви во имя другой будущей большой любви, то он обманывает или себя, или других и никого не любит, кроме себя одного.

Любви в будущем не бывает: любовь бывает только в настоящем. Если человек не делает дела любви в настоящем, в нем нет любви.

 

Помни, что если ты можешь сделать хорошее дело, оказать любовь кому-нибудь, то надо делать это сейчас, потому что пройдет случай и не возвратится.

 

Жизнь сейчас, в настоящем, это то состояние, в котором живет в нас Бог.

И потому настоящее мгновение в жизни дороже всего. Все силы души  употребляй на то, чтобы не даром прошло это мгновение и чтобы не скрыть от себя того Бога, который мог проявиться в тебе.

 

Мы часто говорим и думаем, что "я не могу делать всего, что должно, в том положении, в котором нахожусь теперь". Как это несправедливо! Та внутренняя работа, в которой и заключается жизнь, всегда возможна. Ты в тюрьме, ты болен, ты лишен возможности какой бы то ни было внешней деятельности, тебя оскорбляют, мучат, - но внутренняя жизнь твоя в твоей власти: ты можешь в мыслях упрекать, осуждать, завидовать, ненавидеть людей и можешь в мыслях же подавлять эти чувства и заменять их добрыми. Так что всякая минута твоей жизни твоя, и никто не может отнять ее у тебя.

 

Когда я говорю: "Я не могу  этого сделать", я выражаюсь неверно. Я должен сказать, что я не мог этого сделать прежде. То же, что в каждую минуту настоящего я могу сам с собою сделать все, что хочу, это я несомненно знаю. И хорошо человеку знать это.

 

Всякий настоящий час есть критический, решающий час.

Запиши в своем сердце, что каждый день - самый лучший день всего года, каждый час - лучший час, каждое мгновение - лучшее мгновение.

Оно лучшее потому, что оно одно твое.                                                     По Эмерсону

 

В жизни, в настоящей жизни, не может быть ничего лучше того, что есть. Желать другого, чем то, что есть, - кощунство.

 

Memento mori, помни смерть! - великое слово. Если бы мы помнили то, что мы неизбежно и скоро умрем, вся жизнь наша  была бы совсем другая. Если человек знает, что он умрет через полчаса, то он наверное не станет делать ни пустого, ни глупого, ни, главное, дурного в эти полчаса. Но полвека, которые, может быть, отделяют тебя от смерти, разве не то же, что полчаса?

 

Все последствия наших поступков никогда не могут быть доступны нам, потому что все последствия наших поступков бесконечны в бесконечном мире и бесконечном времени.

 

Наши поступки сейчас, сию минуту, это наше, а что из них выйдет - то дело Божие.                                                                                                                       Франциск

 

Поступок, совершенный без всяких соображений о каких бы то ни было последствиях, ввиду только исполнения воли Бога, есть наилучший поступок, который может быть сделан человеком.

 

С. Андерсон. "Горлица"

Если человек думает о том, что выйдет из того, что он делает, то то, что он делает, он делает наверно только для себя.

 

Награда доброй жизни никак не в будущем, а сейчас, в настоящем. Сейчас делаешь хорошо - и сейчас тебе хорошо. А делаешь хорошо, то и последствия не могут не быть хорошими.

 

XXII. НЕДЕЛАНИЕ

 

Люди портят свою жизнь не столько тем, что не делают того, что должно делать, сколько тем, что делают то, чего не должно делать. И потому главное усилие, которое должен делать над собою человек для доброй жизни, это - то, чтобы не делать того, чего не должно.

 

Все люди нашего времени знают, что жизнь наша дурная, и не только осуждают устройство нашей жизни, но и делают дела, которые, по их мнению, должны улучшить жизнь. Но жизнь от этого не улучшается, а становится все хуже и хуже. Отчего это? А оттого, что люди делают самые хитрые и трудные дела для улучшения жизни, а не делают самого простого и легкого: не воздерживаются от участия в тех делах, которые делают нашу жизнь дурною.

Микеланжело. "Пророк Иеремия"

 

Человек может узнать, что ему нужно делать, только тогда, когда он ясно поймет, чего ему не нужно делать. Не делая же того, что ему не должно делать, он неизбежно будет делать то, что ему должно делать, хотя и не будет знать, для чего он делает то, что делает.

 

Вопрос:  что лучше всего делать, когда спешишь?   Ответ:  ничего.

 

Во времена упадка духа надо обращаться с собой, как с больным; главное - ничего не предпринимать.

 

Если ты не знаешь, как быть, сделать или не сделать, знай вперед, что всегда лучше удержаться, чем сделать. Если бы ты не в силах был удержаться и если бы ты наверное знал, что дело хорошее, то ты не спрашивал бы себя, сделать или не сделать; если же спрашиваешь, то, во-первых, знаешь, что можешь удержаться, а во-вторых, наверное знаешь, что дело не вполне хорошее.

Если бы дело было вполне хорошее, ты бы не спрашивал.

 

Если тебе чего-нибудь так хочется, что даже кажется, что ты не можешь воздержаться, не верь себе.

Неправда, чтобы человек не мог воздержаться от чего бы то ни было.

Не может воздержаться только тот, кто вперед уверил себя, что он не может.

 

Большинство людей, которых называют злыми, сделались такими только оттого, то они принимали свое дурное расположение духа за свое законное состояние и отдавались ему и не делали усилий, чтобы воздерживаться от него.

 

Часто люди с гордостью отказываются от невинных увеселений, говоря, что им некогда, потому что у них есть дело. А между тем, не говоря уже о том, что добродушная, веселая игра нужнее и важнее многих дел, то самое дело, ради которого занятые люди отказываются от удовольствия, часто бывает такое, что лучше бы его никогда не делать.

 

Для того, чтобы научиться воздерживаться, надо научиться раздваиваться на телесного и духовного человека и заставлять телесного человека делать не то, что он хочет, а то, что хочет человек духовный.

 

Для того, чтобы не делать злых дел, мало того, чтобы удерживаться от самых дел, надо научиться удерживаться от злых разговоров, а главное - удерживаться от злых мыслей. Только если научишься воздерживаться от злых слов и злых мыслей, будешь в силах воздерживаться и от злых дел.

 

Сколько бы раз ни пришлось тебе падать, не достигнув победы над своими страстями, - не унывай. Всякое усилие борьбы уменьшает силу страсти и облегчает победу над ней.

 

Хочешь быть свободен - приучай себя воздерживаться в своих желаниях.

 

Кто мудр? - У всех чему-нибудь научающийся.

Кто богат? - Довольствующийся своею участью.

Кто силен? - Себя обуздывающий.                         Талмуд

 

Все различия наших положений в мире ничто в сравнении с властью человека над самим собою. Если человек упал в море, то совершенно все равно, откуда он упал в море и какое это море, - Черное, Средиземное море или океан, важно только то, умеет ли этот человек плавать или нет. Сила не во внешних условиях, а в умении владеть собой.

 

Настоящая сила не в том, кто побеждает других,а в том, кто побеждает себя, не позволяет животному властвовать над душой.

 

Часто для того, чтобы сделать то, чего мы желаем, нужно только перестать делать то, что мы делаем.

 

Только посмотреть на жизнь, ведомую людьми в нашем мире, посмотреть на Чикаго, Париж, Лондон, все города, все заводы, железные дороги, машины, войска, пушки, крепости, храмы, книгопечатни, музеи, 30-этажные дома и  т.п., и задать себе вопрос, что надо сделать прежде всего для того, чтобы люди могли жить хорошо? Ответить можно наверное одно: прежде всего перестать делать все то лишнее, что теперь делают люди. А это лишнее  в нашем европейском мире - это 0,99 всей деятельности людей.

 

XXIII. СЛОВО

 

Словом можно соединить людей, словом можно разъединить их; словом можно служить любви, словом же можно служить вражде и ненависти. Берегись такого слова, которое разъединяет людей или служит вражде и ненависти.

 

Если имеешь время подумать, прежде чем начинать говорить, то подумай, стоит ли, нужно ли говорить,не может ли повредить кому-нибудь то, что ты хочешь сказать. И большей частью бывает так, что если подумаешь, то и не начнешь говорить.

 

После долгого разговора постарайся вспомнить все то, о чем было говорено, и ты удивишься, как пусто и ненужно и часто дурно было все говоренное.

 

Есть очень хорошие три короткие слова: я не знаю.

Приучай свой язык почаще говорить их.            Восточная мудрость

 

Когда ты хочешь передать твоему собеседнику в разговоре какую-нибудь истину, то самое главное при этом - не раздражаться и не сказать ни одного недоброго или обидного слова.      По Эпиктету

 

В спорах забывается истина. Прекращает спор тот, кто умнее.

 

Лучший ответ безумцу - молчание.

Каждое слово ответа отскочит от безумца на тебя. 

Отвечать обидой на обиду - все равно, что подкидывать дров в огонь.

 

Greg Harris. "Afternoon Tea"

Почти всегда, поискав в себе, мы найдем тот же грех, который мы осуждаем в другом. Если же мы не знаем за собой именно того самого греха, то стоит только поискать, и мы найдем еще худший.

 

Осуждение другого всегда неверно, потому что никто никогда не может знать того, что происходило и происходит в душе того, кого осуждаешь.

 

Осуждать людей в глаза нехорошо потому, что это обижает их, а за глаза нечестно, потому что это обманывает их.

Самое лучшее не искать дурного в людях и забывать его, а искать дурное в себе и помнить.

 

Не слушайте никогда тех, кто говорят дурно о других и хорошо о вас.

 

Кто за глаза поносит меня, тот боится  меня, а кто в глаза хвалит, презирает меня.                                                      Китайская пословица

 

Мы возмущаемся на телесные преступления: объелся, подрался, прелюбодействовал, убил, - а легко смотрим на преступления слова: осудил, оскорбил, передал, напечатал, написал вредные, развращающие слова, а между тем последствия преступлений слова гораздо более тяжелы и значительны, чем преступления тела. Разница только в том, что зло телесных преступлений тотчас же заметно. Зло же преступления слова мы не замечаем, потому что оно сказывается далеко от нас и по месту и по времени.

 

Большая сила у того человека, который умеет промолчать, хотя  он  прав.                                                                                              Катон

 

Давай больше отдыхать языку, чем рукам.

 

Часто молчание лучший из ответов.

 

Люди учатся, как говорить, а главная наука - как и когда молчать.

XXIV.  МЫСЛЬ

 

Как может человек воздержаться от поступка, если он признает его дурным, так же может человек воздержаться и от привлекающей его к себе мысли, если он признает ее дурною. В этом воздержании в мыслях главная сила человека, потому что все поступки зарождаются в мысли.

 

Нельзя избавиться от грехов, соблазнов и суеверий телесными усилиями. Избавиться можно только усилиями мысли. Только мыслями можно приучить себя быть самоотверженным, смиренным, правдивым. Только когда в мыслях своих человек будет стремиться к самоотречению, смирению, правдивости, только тогда он будет в силах бороться и на деле с грехами, соблазнами и суевериями.

 

Когда мы узнаем новую мысль и признаем ее верною,нам кажется, что мы уже давно знали ее и теперь только вспомнили то,что знали. Всякая истина уже лежит в душе всякого человека. Только не заглушай ее ложью, и рано или поздно она откроется тебе.

 

Всякая великая истина для того, чтобы войти в сознание человечества, должна неизбежно пройти три ступени. Первая ступень: "Это так нелепо, что не стоит и обсуждать". Вторая ступень: "Это безнравственно и противно религии". Третья ступень: "Ах! это так всем известно, что не стоит и говорить про это".

Нестеров. "Философы"

Живя с людьми, не забывай того, что ты узнал в уединении.

И в уединении обдумывай то, что узнал из общения с людьми.

 

Судьба человека такая или другая бывает только оттого, как он в  мыслях своих понимает свою жизнь.

 

Переходы нашей жизни из одного состояния в другое определяются не совершаемыми по нашей воле заметными нам поступками: браком, переменою места жительства или деятельности и т.п., но мыслями, которые приходят во время прогулки, среди ночи, за едою, в особенности теми мыслями, которые, охватывая все наше прошедшее, говорят нам: "Ты поступил так, но лучше было бы поступить иначе". И все наши дальнейшие поступки, как рабы, служат этим мыслям, исполняют их волю.

 

Когда с тобой случаются несчастья, знай, что случилось это не от того, что ты делал, а от того, что ты думал.

 

Старайся не думать о том, что ты считаешь дурным.                  Эпиктет

 

Все во власти неба, кроме нашего желания служить Богу или себе.

Нам нельзя мешать птицам пролетать над нашею головою, но мы властны не давать им на ней гнездиться. Точно  так же нельзя нам возбранить дурным мыслям промелькать в голове нашей, но в нашей власти не давать им свить себе там гнездо, чтобы высиживать и выводить злые поступки.                                                                        Лютер

 

Когда в раздумьи не знаешь, что хорошо, что дурно, нужно уйти из  мира; только забота о суждении мира мешает видеть то, что добро и что зло. Уйди из мира, то есть войди в себя, и уничтожится всякое сомнение.

 

В суете и среди возбуждения соблазнов некогда искать средств противодействия нашим желаниям.

Установи свои цели тогда, когда отсутствуют соблазны, когда ты один.                                                                                                   Бентам

 

Молитва необходима не как средство избавления от мирских бедствий и приобретения мирских благ, а как средство укрепления человека в добрых мыслях.

 

Молитесь ежечасно. Самая нужная и самая трудная молитва - это воспоминание среди движения жизни о своих обязанностях перед Богом и законом Его. Испугался, рассердился, смутился, увлекся, - сделай  усилие, вспомни, кто ты и что ты должен делать. В этом  молитва. Это трудно сначала, но привычку эту можно выработать.

 

Хорошо изменять свою молитву, то есть выражение своего отношения к Богу. Человек постоянно растет, изменяется, и потому должно изменяться и уясняться его отношение к Богу. Должна изменяться и молитва.

 

В сравнении с окружающим его миром человек - не более как слабый тростник; тростник, но тростник, одаренный способностью мысли. Какого-нибудь пустяка достаточно, чтобы убить человека. Все наше преимущество заключается в нашей способности мыслить. Мысль наша возвышает нас над остальным миром.

Будем же ценить и поддерживать нашу силу мысли, и она осветит нам всю нашу жизнь, укажет нам, в чем добро, в чем зло.  Паскаль

 

XXV. САМООТРЕЧЕНИЕ

 

Благо жизни человека в соединении любовью с Богом и ближними. Препятствуют этому благу грехи. Причина грехов в том, что человек полагает свое благо в удовлетворении похотей тела, а не в любви к Богу и ближнему. И потому благо человека в избавлении от грехов. Избавление же от грехов - в усилии отречения от жизни тела.

 

Все телесные грехи: блуд, роскошь, тунеядство, корыстолюбие, недоброжелательство, все - только от признания своим "я" своего тела, от подчинения своей души телу. Избавление от грехов - только в признании  своим "я" своей души, в подчинении душе своего тела.

 

То, что человек может отречься от своей телесной жизни, явно показывает то, что в человеке есть то, ради чего он отрекается.

 

Без жертвы нет жизни. Вся жизнь - это, - хочешь ли ты или не хочешь этого, - жертва телесного духовному.

 

Чем больше отдаешься телесному, тем больше теряешь духовное.

Что больше отдаешь телесного, то больше получаешь духовного. Смотри, что из двух нужнее тебе.

 

Самоотречение не есть отречение от себя, а только перенесение своего "я" из животного существа в духовное. Отрекаться от себя не значит отрекаться от жизни. Напротив, отрекаться от жизни плотской значит усиливать свою истинную духовную жизнь.

 

Человек, отрекающийся от своей личности, могущественен, потому что личность скрывала в нем Бога. Как скоро он откинул личность, действует в нем уже не он, а Бог.

 

Олег Тимошин. "Крылья"

Отречение от телесной жизни ценно, нужно и радостно, только когда оно религиозное, то есть когда человек отрекается от себя, своего тела, для того, чтобы исполнить волю живущего в нем Бога. Когда же человек отрекается от телесной жизни не для исполнения воли Бога, а для того, чтобы исполнить свою волю или волю таких же людей, как он, то такое  самоотречение и не ценно, и не нужно, и не радостно, а только вредно и себе и другим.

 

Кто забывает про себя, того Бог помнит, а кто про себя помнит, того Бог забывает.

 

Если ты ничего не ожидаешь и не хочешь получать от других людей, то люди не могут быть страшны для тебя.

Но если твое счастье находится во власти других людей, то ты непременно будешь бояться людей.

 

"Полюби ближнего, как самого себя" - не значит то, что ты должен стараться полюбить ближнего. Нельзя заставить себя любить. "Люби ближнего" значит то, что ты должен перестать любить себя больше всего. А как только ты перестанешь любить себя больше всего, ты невольно полюбишь ближнего, как самого себя.

 

Люди думают, что самоотречение нарушает свободу. Такие люди не знают, что только самоотречение дает нам истинную свободу, освобождая нас от нас самих, от рабства нашей  развращенности. Наши страсти - самые жестокие тираны; только отрекись от них, и почувствуешь свободу.                                                                                                                                                                                         Фенелон

 

Нет ничего важнее внутренней работы в одиночестве с Богом. Работа эта в том, чтобы останавливать себя в желании блага своей животной личности, напоминать себе бессмысленность телесной жизни. Только когда один с собой, с Богом, и можно делать это. Когда с людьми, тогда уже поздно. Когда с людьми, то поступишь хорошо только тогда, когда заготовил способность  самоотречения в уединении, в обществе с Богом.

 

Для жизни каждого отдельного человека и для жизни людей вместе один и тот же закон: для того, чтобы улучшить жизнь, надо быть готовым отдать ее.

 

XXVI. СМИРЕНИЕ

 

Высшее благо человека в этом  мире есть единение с себе подобными. Гордые люди, выделяя себя от других, лишают сами себя этого блага. Смиренный же человек уничтожает в самом себе все препятствия для достижения этого блага. И потому смирение есть необходимое условие истинного блага.

 

Может быть смиренным только тот человек, который знает, что в душе его живет Бог. Такому человеку все равно, как судят о нем люди.

Леонардо да Винчи. "Рисунок. Голова женщины." 1500

Мы - орудия Бога. Что мы должны делать - мы знаем, но зачем  мы  это делаем - это не дано знать нам. Тот, кто понимает это, не может  не  быть смирен.

 

Только признай себя не хозяином, а слугою, и сразу искание, тревога, недовольство заменяются определенностью, спокойствием, миром и радостью.

 

Самоуверенность свойство животного; смирение - человека.

 

Каждый человек может быть для нас зеркалом, в котором нам видны наши пороки, недостатки и все то дурное, что есть в нас; но мы большей частью поступаем при этом как собака, которая лает на зеркало, думая, что она видит там не себя, а другую собаку.                                                                                 Шопенгауэр

 

Быть не известным людям или не понимаемым ими и не печалиться об этом в этом свойство истинно добродетельного, любящего других людей, человека.                                                                                                                        Китайская мудрость

 

Доброго и умного человека можно узнать потому, что такой человек считает других людей и лучше и умнее себя.

 

Остерегайтесь мысли, что вы лучше других и что у вас есть такие добродетели, каких нет у других. Какие бы ни были ваши добродетели, они ничего не стоят, если вы думаете, что вы лучше других людей.

 

Ругают, осуждают - радуйся;     хвалят, одобряют - бойся.

 

Не бойся унижения: если ты сумеешь принять его с смирением, оно во много раз окупится теми духовными благами, которые соединены с ним.

Радость совершенная, по словам Франциска Ассизского, в том, чтобы перенесть незаслуженный укор, потерпеть даже телесное страдание и не испытать враждебности к причине укора и страдания. Радость эта совершенная потому, что никакие обиды, оскорбления, нападки людей не могут нарушить ее.

 

Чтобы быть сильным, надо быть как вода. Нет препятствий - она течет; плотина - она остановится; прорвется плотина - она снова потечет; в четыреугольном сосуде она четыреугольна; в круглом она кругла. Оттого, что она так уступчива, она нежней всего и сильней всего.

Продолжение